Захватить Суворову могилу. 20 августа 1944 года началось сражение за освобождение Бендер

Захватить Суворову могилу. 20 августа 1944 года началось сражение за освобождение Бендер

5 лет назад началась Ясско-Кишинёвская операция, в ходе которой от румыно-фашистской оккупации были освобождены Бендеры. Она считается одной из самых успешных за всю войну: операция продолжалась 10 дней, в результате была окружена и уничтожена крупная группировка немецких войск «Южная Украина», на сторону СССР перешла Румыния, Красная армия открыла себе путь к освобождению Балкан, Венгрии и Чехословакии. При этом потери советских войск были минимальны – всего 1% от общей численности задействованных солдат и офицеров.

Газета «Правда» 13 сентября 1944 года назвала Ясско-Кишиневскую операцию одной «из самых крупных и выдающихся по своему стратегическому и военно-политическому значению операций в нынешней войне».

Что общего между днестровскими и волжскими Каннами

Операция проводилась силами 2-го и 3-го украинских фронтов (командующие – генералы армии Родион Малиновский и Федор Толбухин) во взаимодействии с силами Черноморского флота в период 20–29 августа. Каждый фронт нанес по одному мощному удару: Толбухин - в районе Кицкан и Бендер, а Малиновский - севернее румынского города Яссы. Фронты сошлись на реке Прут, окружив части вермахта под Кишинёвом 23 августа.

Начало Ясско-Кишинёвской операции

Публицисты видят интересные параллели между Ясско-Кишинёвской операцией и операцией «Уран» под Сталинградом. В обоих случаях это были «классические Канны»: мощные фланговые удары привели к окружению основных сил вражеской группировки. Такое название стало нарицательным с тех пор, как в 216 году до нашей эры карфагенский полководец Ганнибал загнал «в мешок» римские легионы у города Канны.  

Так же, как и под Сталинградом, главные удары пришлись на участки, где находились румынские войска, уступающие немцам и в стойкости, и в боевой подготовке.

Результатом обеих операций стало окружение 6-й немецкой армии. Она была главной ударной силой в Сталинграде, но оказалась «в котле» и была там полностью разгромлена. Однако её знамена были отправлены командующим Фридрихом Паулюсом с последним самолетом. По военной традиции знамена являются ядром армии, потому она была восстановлена и вошла в состав группы «Южная Украина».

Вновь сформированная 6-я немецкая армия в августе 1944 г. опять противостояла соединениям Красной армии. Между ними проходил Днестр, как в Сталинграде - Волга, и так же, как в Сталинграде, «соседями» 6-й армии были румыны, на которых пришлась вся ударная мощь 3-го Украинского фронта. В результате 6-я армия один в один повторила свою сталинградскую судьбу.

Подземный город наносит удар

Чтобы это стало возможным, потребовалось несколько месяцев интенсивной подготовки. Особое внимание уделялось Кицканскому плацдарму – освобожденной в апреле 1944 года территории на правом берегу Днестра. Его протяженность по переднему краю от Бендер до села Чобручи достигала 30, а в глубину - 13 километров, общей площадью около 160 квадратных километров. «Полезная» же площадь, на которой могли действовать войска, составляла всего около 70 квадратных километров. Тем не менее он мог надежно укрыть большое количество людей и военной техники.

Только траншей в полный рост человека (глубиной до 2 метров) было вырыто на Кицканском плацдарме не один десяток километров. Переправившись через Днестр и войдя в такую траншею, можно было попасть в любую точку плацдарма, не поднимаясь на поверхность земли. «Подземный город» – так называли его солдаты.

Командующий 37-й армией генерал М.Н. Шарохин, освобождавший в апреле 1944 года Тирасполь, позже вспоминал:

«Конечно, при этом мы шли на большой риск: развернуть крупные силы армии на таком малом пятачке и протолкнуть их через узкую, сильно укрепленную противником горловину чрезвычайно сложно. Зато в случае удачного прорыва обороны противника мы вбивали клин между 6-й немецкой и 3-й румынской армиями, кратчайшим путем выходили к реке Прут в тыл кишиневской группировки врага и, соединившись с войсками 2-го Украинского фронта, завершали окружение Ясско-Кишиневской группировки».

Риск себя полностью оправдал. Артиллерийский удар был настолько силён, что первая полоса немецкой обороны была полностью уничтожена.

Разбитая батарея вермахта в районе Суворовской горы

Сдавшийся в этот день в плен немецкий ефрейтор Людвиг Гюнтер так описывал свои ощущения корреспонденту ТАСС:

«Я не новичок на фронте, но мне казалось, что я сойду с ума, это невозможно пережить второй раз. Голова кружится от непрерывного гула и страшных разрывов, до боли звенит в ушах, хочется кричать, бежать куда-нибудь, спасаться от этого грохота и смерти, а страшная русская артиллерия всё бьёт и бьёт. Я видел, как разрушались блиндажи, проволочные заграждения рвались как паутина, а наши первоклассные окопы превратились в жалкие ямы. Многие солдаты в первые же минуты налёта бежали из окопов и больше сюда не возвращались. Моё отделение всё погибло».

После того как 20 августа авиация, артиллерия и пехота пробили оборону вермахта на Кицканском плацдарме, в прорыв устремилась бронетехника двух механизированных корпусов – 7-го и 4-го гвардейского. Они неслись так быстро, что не оставили немцам возможности отойти, когда стало ясно, что над ними назрела угроза окружения.

Тем временем ожесточенные бои развернулись южнее Бендер – за Суворову могилу и село Хаджимус развернулось настоящее сражение. Высота была стратегически важным объектом: кто её контролировал, тот владел Бендерами. Поэтому немцы и румыны были полны решимости удержать Суворову могилу во что бы то ни стало.

Суворовская гора, август 1944 года

Штабной офицер 93-й стрелковой дивизии подполковник Иосиф Аликсимчик так описывал происходящее:

«Когда мы с наблюдательного пункта следили за ходом артиллерийской подготовки, то полагали, что после такого огневого шквала ничто живое в обороне противника не сохранится. Весь передний край обороны противника был окутан плотной завесой дыма и пыли. Хотя села Хаджимус давно уже фактически не существовало, во время артподготовки на том месте, где когда-то было село, что-то взорвалось и запылало ярким пламенем».

Тем не менее бои здесь продолжались три дня. Вермахт бросил на удержание высоты в том числе и бронетехнику. С утра 21 августа 93-я стрелковая дивизия сумела лишь выйти на северную окраину села Хаджимус.