Выборы в Молдове: как они повлияют на ситуацию вокруг Приднестровской Молдавской Республики?

Выборы в Молдове: как они повлияют на ситуацию вокруг Приднестровской Молдавской Республики?
Выборы в Молдове: как они повлияют на ситуацию вокруг Приднестровской Молдавской Республики?

Выборы нового корпуса законодателей Республики Молдова 11 июля принесли убедительную победу правым политическим силам в лице партии, фактически руководимой президентом РМ Майей Санду. Напомним, что данная партия – PAS – будет обладать в новом парламенте 63 мандатами. Но блок коммунистов и социалистов далеко от неё отстал. У ПКРМ-ПСРМ всего 32 депутатских кресла. Разрыв почти вдвое! Налицо реальное поражение, о причинах которого необходимо говорить отдельно.

Бойцовские качества показали сторонники Илана Шора, которые смогли, как говорят сегодня многие аналитики, «запрыгнуть на подножку уходившего поезда» и завоевать 6 мандатов.

Таким образом, сложилась обстановка, когда за бортом остались многочисленные центристы различных мастей, а также партии, желавшие проскочить в парламент, избегая чётких ответов на вопрос: «С кем вы, мастера культуры?!» И политики – тоже. С Западом или с Россией? Увы, но эти выборы, как и все с 1990 года, когда жители ещё Советской Молдавии впервые свободно избирали парламентариев, обуславливались геополитическими пристрастиями граждан. Иного и быть не может, поскольку молдавское общество расколото практически надвое.

Итак, в парламенте только три силы. При этом две – PAS и блок ПКРМ-ПСРМ – открыто противостоят друг другу, а партия «Шор», скорее всего, будет вынуждена войти в оппозиционный альянс (гласный или негласный) с «комми» и «соци». Тем паче, что иной выход для Илана Шора и его команды углядеть непросто, ибо с Майей Санду у него давно сложились, как говорил один из героев фильма «Мимино», «личные неприязненные отношения».

Как всё это может отразиться на обстановке вокруг ПМР?

Во-первых, нужно ответить на вопрос, насколько новая кишинёвская власть будет самостоятельна в своих решениях. Если Вашингтон, Брюссель и Бухарест захотят руками Кишинёва оказать на Тирасполь давление в той или иной форме, тогда можно допустить рост напряжённости между двумя республиками на Днестре. Нужно учитывать, что молдо-приднестровские противоречия во многом упираются в разногласия между Западом и Востоком. Тут важно, смогут ли «большие игроки» договориться между собой не «колыхать» ситуацию в наших краях, или же всё сведётся к очередной точке геополитического противоборства…

Во-вторых, в кишинёвской элите наверняка будет обсуждаться ещё один аспект: решать ли незамедлительно насущные социально-экономические вопросы Молдовы или отвести от них внимание народа через те или иные «наезды» на Приднестровье. Первые выводы можно будет сделать по кандидатам, которые займут кресла спикера парламента и премьер-министра Правительства. Будут это явные или полускрытые «ястребы» либо относительные «голуби», через которых можно будет контактировать с Тирасполем и Москвой и решать назревшие проблемы? Скоро мы это увидим.

В-третьих, попытается ли наиболее радикально настроенная часть нового руководства Молдовы расправиться со своими парламентскими оппонентами из числа «комми», «соци», а также «шоровцев» через лишение их парламентского иммунитета по разным обвинениям (в таких случаях неважно, по каким именно)? Если нечто подобное начнёт происходить в парламенте РМ, тогда будет ясно, что правые силы, взявшие власть 11 июля, не настроены договариваться с инакомыслящими внутри Молдовы. Но тогда логично опять-таки ждать и усиления нажима на Приднестровье. Впрочем, некоторые политики из партии М. Санду сделали внешне примирительные заявления, будто у их левых парламентских оппонентов есть неплохие идеи, которые можно обсуждать и совместно внедрять в жизнь. Тем не менее расслабляться левым уж точно не следует.

В-четвёртых, Румыния, безусловно, активизирует свою унионистскую работу в Молдове и попытается проникнуть также и в Приднестровье, нащупывая в ПМР как прорумынских националистов, оставшихся с начала 90-х годов, так и некоторых ребят, окончивших школы, работающие в Приднестровье под юрисдикцией Кишинёва. Очевидно, что это потребует от приднестровских политиков и медийщиков во многом перестроить свою работу с учётом современных правил и запросов молодёжной аудитории. Наивно сомневаться в том, что противники приднестровской государственности попробуют втянуть в орбиту своего влияния также часть приднестровских НКО и немногочисленных сторонников переориентации ПМР с России на страны Запада. Кстати, именно такие наперечёт известные приднестровцам «активисты» в социальных сетях накануне выборов парламента Молдовы открыто призывали приднестровских обладателей молдавских паспортов голосовать за партию PAS.

Впрочем, это общий анализ. Сейчас для Приднестровья из поствыборной молдавской ситуации назревают два конкретных вывода.

Первый. Уже абсолютно ясно, что сохранение позиций России на Днестре находится не в плоскости политических шагов и манёвров в Молдове (там победа прозападных и прорумынских сил слишком очевидна), а в укреплении ПРЯМЫХ связей с ПМР по ВСЕМ направлениям.

Второй. Для приднестровской дипломатии, как и прежде, важно добиться в диалоге с Кишинёвом реального выполнения ранее заключённых соглашений. Такой подход на деле стабилизирует обстановку и затруднит планы тех, кто, возможно, видит выход в воскрешении духа жёсткого противостояния берегов Днестра.

Так или иначе, внешняя политика ПМР от исхода выборов в Молдове меняться не будет. Евразийский выбор Тирасполя и европейский Кишинёва никак не препятствуют решению «зависших» проблем в сфере экономики, транспорта, связи, пассажирских и грузовых перевозок. Равноправный диалог – наилучший способ для таких решений.

Политолог Андрей Сафонов

Комментарии