Власти Молдовы не желают признавать военные преступления 1992 года

Власти Молдовы не желают признавать военные преступления 1992 года
Власти Молдовы не желают признавать военные преступления 1992 года

18 марта 1992 года была предпринята четвертая с начала вооруженной агрессии Молдовы попытка прекратить огонь. Но, как и в предыдущие разы, перестрелки в районе Дубоссар возобновились в тот же день. Более того, в село Кошница были введены дополнительные силы МВД Молдовы. В тот день председатель Верховного Совета ПМР Григорий Маракуца дважды обращался к министру внутренних дел Молдовы Константину Анточу с требованием прекратить огонь, но оба раза получал ответ, что ОПОН вышел из подчинения.

В следующем году исполнится 30 лет с окончания молдо-приднестровской войны. Как известно, началась она 2 марта и закончилась 1 августа 1992 года. В Молдове власть предержащие до сих пор пытаются туманить мозги людей россказнями «об отражении российской агрессии».

Вот и 2 марта, в 29-ю годовщину начала полномасштабного вооружённого конфликта между Приднестровьем и Молдовой, Майя Санду обратилась к согражданам со словами: «Мы преклоняемся перед подвигом ветеранов вооруженного конфликта на Днестре в защиту целостности и независимости Республики Молдова и перед лицом той борьбы, которую они вели... Атакованная в 1992 году теми, кто не желал её независимости, развития и благополучия, наша страна по сей день не может вздохнуть свободно».

Россия на сей раз в официальном обращении Санду не упоминается, но между строчками подразумевается. Кстати, в Молдове 2 марта кощунственно официально именуется Днём памяти и благодарности. О «подвигах» воинства Молдовы и об «атаке на её независимость» как раз и пойдёт речь в этой публикации.

 

Кто напал?

Вооруженная агрессия Молдовы началась с нападения силовиков Молдовы на полк гражданской обороны 14-й армии Объединённых вооружённых сил СНГ. По сути, это была российская воинская часть, оставшаяся без конкретной юрисдикции после роспуска Советского Союза в декабре 1991 года. На помощь российским военнослужащим и их семьям, оказавшимся в заложниках, пришли приднестровские гвардейцы. Прикрывая эвакуацию женщин и детей из военного городка Кочиер, погибли четверо гвардейцев. Тогда же был обстрелян и автобус с семьями военных. Ранены женщина и ребёнок, а также украинский журналист.  Это был стопроцентный casus beli, но командование 14-й армии имело приказ из Москвы не отвечать и не вмешиваться.

Несмотря на это, в руководстве Молдовы популярны высказывания «об отражении российской агрессии». Хотя факты свидетельствуют об обратном: невзирая на многочисленные провокации, 14-я армия продолжала сохранять нейтралитет.

 

Истязания пленных

А вот о чем стоит поговорить, так это о методах «наведения конституционного порядка» «защитниками независимости Молдовы». Здесь перед нами весь спектр военных преступлений: мародёрство; пытки и расстрел пленных, убийства и насилие над мирным населением (включая несовершеннолетних), терроризм, нарушение соглашений о перемирии, преднамеренное разрушение не имеющих военного значения объектов, обстрел лежащих в стороне от зоны боевых действий населённых пунктов.

Даже сегодня, спустя 30 лет,  боевики, убивавшие приднестровцев в 1992-м, продолжают воинствующую риторику: в прошлом году в центре Кишинёва во время митинга комбатантов (самоназвание участников молдо-приднестровской войны со стороны Молдовы)  один из них грозился бросить обезглавленные трупы «сепаратистов» на ступени парламента РМ.

Безусловно, основная вина за содеянное на земле Приднестровья лежит на политическом и военном руководстве Молдовы. Но пока не будет проведено детальное расследование с установлением имён всех военных преступников, какой бы статус они ни имели, такие заявления не прекратятся. Уместно будет вспомнить, что ещё 26 ноября 1968 года Генассамблеей ООН была принята Конвенция о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества.

Бытует мнение, что в основном зверство было характерно для мало кем контролируемых боевиков из Народного фронта и членов многочисленных террористическо-диверсионных групп (о них речь пойдёт ниже), созданных МНБ (Министерством национальной безопасности) Молдовы из тех же самых народнофронтовцев и уголовников. Но есть неопровержимые доказательства участия в расправе над пленными приднестровцами и полицейских (включая бойцов подразделений спецназа).

Так, 24 июня 1992 года в Бендерах в плен был захвачен милиционер ПМР Владимир Сердюков. Он чудом остался жив, потому что истязавшие его ОПОНовцы (то, что это были молдавские спецназовцы, рассказал сам Владимир Сердюков) посчитали его уже мёртвым и не продолжили пытки. Кроме вырезанных на теле ножами трёх звёзд, была ещё выжжена паяльной лампой буква «V», означавшая, по-видимому, «Виктория – Победа». В отличие от Владимира Сердюкова, Сергея Красуцкого и Александра Полякова с точно такими же отметинами нашли мёртвыми. Стоит заметить, что Сергей Красуцкий исчез 7 марта, а Александр Поляков - 5 июля.

Что же касается мирного населения, то самому младшему из погибших приднестровцев было 5 лет. Коля Филиппов погиб в Бендерах во дворе своего дома 29 июля при обстреле. Это при том, что после подписания в Москве 21 июля 1992 президентами России и Молдовы Борисом Ельциным и Мирчей Снегуром в присутствии главы нашего государства Игоря Смирнова Соглашения о принципах мирного урегулирования вооруженного конфликта и Приднестровском регионе Республики Молдова стороны конфликта условились о перемирии.

Они в той войне объявлялись не раз. Но всякий раз нарушались Кишинёвом. Так произошло и 1 апреля 1992 года в Бендерах.

 

Преступления без срока давности

В этот день в город под белым флагом въехали бронетранспортёры ОПОНа и открыли огонь на поражение. Первым под огонь крупнокалиберного пулемёта БТР попал дежурный автомобиль ГАИ. На месте погибли два милиционера - Анатолий Петров и Игорь Грек. Капитан Григорий Ечин  был тяжело ранен и спустя два дня скончался в госпитале.  Под огонь попал и автобус, перевозивший отработавших смену рабочих хлопкопрядильной фабрики. Одна из них, Елена Спринчан, получила смертельные ранения. Позже к месту происшествия по сигналу тревоги подъедет микроавтобус с гвардейцами и ополченцами-рабочими Бендерского опытно-экспериментального ремонтного завода. Они также попадут под огонь. Гвардеец Виктор Таранов, а также ополченцы Александр Барбакарь и Сергей Бабуёк погибнут.

Первая кровь в молдо-приднестровском конфликте пролилась 2 ноября 1990 года.  Тогда подразделения МВД Молдовы открыли огонь по безоружным митингующим дубоссарцам. Среди погибших Олег Гелетюк. Своё 18-летие он должен был отпраздновать 23 декабря.

В 1992 году были и откровенные чудовищные акты мести боевиков Молдовы приднестровским детям за участие их отцов в защите своей Родины. Были изнасилованы и сожжены террористической группой в доме вместе с родителями малолетние сёстры Мунтян. Обнаружены мертвыми со следами изнасилования 10-летняя Алёна Вышковская и 13-летняя Татьяна Бондарец.

7 апреля житель Дубоссар Пётр Ящук, по словам его жены Зинаиды, пошёл в микрорайон Коржево к своему другу за запчастями для автомобиля и пропал. Правда, нашлись свидетели, которые видели, как Петра встретили трое вооружённых народнофронтовских боевиков. Заломили ему руки и отвели в неизвестном направлении. К счастью, видевшие  это местные жители остались незамеченными, иначе с ними бы произошло то же самое. Петра Ящука позже нашли в скотомогильнике.

На разных участках фронта молдо-приднестровской войны не раз под огонь «защитников независимости Молдовы» попадали машины скорой помощи. Так, 30 марта террористы в Григориопольском районе при обстреле кареты скорой помощи  убили акушерку Виолетту Рошка. Остальные трое человек, находившиеся в РАФике, помеченном красным крестом, получили ранения. Семилетнего мальчика, которому требовалась срочная помощь, и роженицу Светлану Смирнову удалось спасти. Будущего ребёнка – не сумели…

Кстати, незадолго до этого, 27 марта, в плен приднестровцами были взяты неоднократно судимые Ион Фудулуй и Андреу Хегя. Они признались, что их выпустили на свободу под подписку об участии в террористических актах в Приднестровье.

 

Террористические группы

Террористическо-диверсионных групп под крылом Министерства национальной безопасности Молдовы было создано множество. Предстали перед судом (приднестровским) только члены одной из них – «Бужор», виновные в убийстве председателя Совета народных депутатов Слободзейского района Николая Остапенко и одного из руководителей тамошнего ополчения Александра Гусара.

При аналогичных обстоятельствах в разное время погибли гвардейцы Павел Козлов и Валерий Сериков. Обоих убили во время «перемирия». Первого - 20 апреля 1992, а второго – 10 июня.

Кроме «Бужора», были ещё и «Бурундуки», «Скорпионы», «Гайдуки», «Дачия» и так далее. Из вышеперечисленных особо засветилась последняя. «Даки», набранные из уголовников, были профессиональными провокаторами на той войне. Они, разделившись на группы, выпускали в обе стороны с нейтральной зоны во время перемирия очереди.

Резюмируя сказанное, можно привести слова Президента ПМР Вадима Красносельского, сказанные в интервью российской «Парламентской газете» по поводу интерпретаций событий 1992 года нынешними властями Молдовы:

«Виновные в геноциде против приднестровского народа не названы и не наказаны. Вызывают опасения выпады отдельных националистов, угрожающих убийством приднестровских граждан. Вызывает сожаление последнее решение Конституционного суда Молдовы относительно русского языка. Вызывает непонимание абсолютная самоустраненность руководства Молдовы и силовых структур, отсутствие реакции на шовинизм, национальную нетерпимость и подобные высказывания угрожающего толка».

Даже тридцать лет спустя в Молдове не только не желают признать тех ошибок, которые привели к чудовищным жертвам, но и пытаются оправдать многочисленные преступления пресловутой «защитой территориальной целостности». Тем самым Кишинёв ещё крепче затягивает опасный исторический узел, который продолжает влиять на отношения Молдовы и Приднестровья. Самообман и самооправдание властей РМ лишь усиливают проблему, угрожающую вылиться в политическую шизофрению, вылечится от которой Молдова будет уже не в состоянии.

Комментарии