Вадим Красносельский ответил на вопросы корреспондента ТАСС

Вадим Красносельский ответил на вопросы корреспондента ТАСС
Вадим Красносельский ответил на вопросы корреспондента ТАСС

Тирасполь, 13 декабря. /Новости Приднестровья/. Президент ПМР Вадим Красносельский пообщался с журналистом информационного агентства ТАСС Валерием Демидецким, сообщает пресс-служба главы государства.

– Вадим Николаевич, какие планы на второй срок?

– Для меня итоги голосования 12 декабря – подтверждение того, что мы все делаем правильно. Подчеркну: не я, а мы. Потому что в течение пяти лет работала крепкая команда, в составе которой эффективные управленцы и сотни тысяч приднестровцев. «Мы сделали это вместе» – не просто предвыборный лозунг, не яркая фраза для красного словца, это правда. Все, чего мы достигли, а это немало, – результат наших совместных усилий, нашего общего труда. И предстоит сделать еще очень много. Принятая Стратегия развития Приднестровья планомерно исполняется. Эффективность работы неоспорима. Цели понятны. Идем дальше.

 

– Чем живет сегодня Приднестровье?

– Главное, что Приднестровье живет. Не выживает, не существует, а именно живет, причем не только сегодняшним днем. Несмотря на сложнейшие обстоятельства – пандемию и связанные с ней ограничения и траты, международную непризнанность республики, нежелание Молдовы вести переговоры и отказ исполнять достигнутые ранее договоренности, введение в одностороннем порядке разного рода ограничений, которые, как палки, вставленные в колеса, мешают движению вперед, и многие другие негативные факторы, Приднестровье развивается. Нет критического снижения экономических показателей. По многим направлениям есть положительная динамика. Мы в полной мере исполняем социальные обязательства. Причем, заметьте, в Приднестровье государственные гарантии, льготы, меры поддержки шире, чем у многих наших соседей. Наши граждане обеспечены светом, газом, теплом. Нет дефицита продуктов.

 

– Вы сказали о внешних ограничениях. Как они сказываются на экономике Приднестровья, жизни людей?

– Да, влияние внешних факторов сказывается. Тем не менее республика сохраняет внешнеторговые отношения с десятками стран мира. Мы боремся, ищем пути решения и находим их. Стремление к самодостаточности – один из приоритетов. Мы максимально поддерживаем бизнес, особенно агропромышленный сектор, чтобы иметь собственную подушку безопасности, не рассчитывая на помощь извне. Взять, к примеру, мелиоративный комплекс. Застраховаться от природно-климатических качелей невозможно. Приднестровье находится в зоне рискованного земледелия. Засуха – реальная угроза. Что нужно? Обеспечить бесперебойный полив. Десятилетиями в оросительную систему ничего не вкладывалось. Она пришла в негодность. Под поливом еще несколько лет назад находилось порядка 8 тыс. га. Сейчас площадь поливных земель увеличена более чем втрое. И есть задел на дальнейшее расширение мелиоративного комплекса. Государство, аграрии и промышленники взялись за дело вместе, и оно сдвинулось с мертвой точки.

Таких примеров можно привести немало. Именно принцип равноправного партнерства и взаимовыгодного сотрудничества позволяет решать даже самые сложные задачи. В сложнейших условиях мы запустили госпрограмму капитальных вложений. За четыре года в строительство, ремонт и оснащение социально значимых объектов вложено около миллиарда рублей. Колоссальный для такого небольшого периода объем инвестиций сделан и в приведение в порядок инженерных сетей. Все, что государство зарабатывает, направляется на нужды людей. И граждане чувствуют эти изменения. Мы не распыляем ресурсы на внутренний раздрай. Приднестровье консолидировано и потому успешно. Приднестровье несколько лет назад и сегодня – это одно и то же государство, но которое выглядит совершенно по-разному. Приезжайте и убедитесь сами.

 

– Внешние ограничения не мешают борьбе с пандемией?

- Если говорить о таком всемирном испытании как коронавирус, то и здесь Приднестровье справляется не хуже, а то и успешнее, чем многие другие государства. Мы в считаные дни наладили производство средств защиты, сформировали разветвленную госпитальную сеть инфекционных стационаров, лечение в которых проводится за государственный счет. Лекарства, кислород, тесты, вакцина – все есть в наличии и доступно гражданам. Тут еще раз акцентирую внимание на государственно-частном партнерстве. В трудную для республики минуту бизнес не остался в стороне, вкладывая силы и средства в борьбу с пандемией.

 

– Власти Молдовы призвали мировое сообщество игнорировать выборы в Приднестровье. Это повлияло на голосование?

– Попытки повлиять на волеизъявление приднестровского народа были. Весь мир это видел. Сначала – заявления, потом – недопуск в Приднестровье российских наблюдателей и препятствование голосованию наших граждан, проживающих в селе Дороцкое. Важен итог. Чего они добились такими противоречащими принципам и основам демократии поступками? Ровным счетом ничего. Эффект получили обратный. Плюсов себе явно не добавили, зато показали всему миру свое истинное лицо. А приднестровцам помешать не смогли. По-другому и быть не могло.

 

– Напряжение в отношениях с Молдовой, возникшее в ходе выборов, может повлиять на переговорный процесс?

– Приднестровье больше трех десятилетий — самостоятельное государство. Мы должны были спросить у них разрешения на проведение выборов? Они у нас спрашивали, когда пытались отобрать у нас родной язык, нашу культуру и традиции, когда с оружием пришли в мирные приднестровские города, когда выбирали свой проевропейский вектор? Нет, не спрашивали. И мы не должны. У нас свой вектор, своя дорога, свое государство. Наши пути давно разошлись, и, думаю, все попытки связать несвязуемое тщетны.

 

– Как складываются переговоры по приднестровскому урегулированию? В последнее время посредники в переговорном формате «пять плюс два» не раз посылали сигналы и Кишиневу, и Тирасполю о необходимости возобновить диалог.

– Не секрет, что переговорный процесс никак не складывается. Процесс – это движение. А у нас застой, стагнация, ступор.

Как можно говорить о подвижках, о развитии, о каких-то импульсах, если одна из сторон настойчиво игнорирует не только текущий диалог, но и прежние достижения?

Какой смысл искать новые договоренности, если прежние лежат мертвым грузом? К тому же нам просто не с кем разговаривать. Молдова не сочла нужным даже назначить переговорщика со своей стороны.

 

– Недавно Президент Молдовы Майя Санду заявила, что не намерена встречаться с руководством Приднестровья. Как вы оцениваете это заявление?

– Мы не оставляем попыток вернуть молдавскую сторону за стол переговоров, не прерываем контактов. Мы открыты для диалога и настаиваем на его возобновлении. Это нужно людям, которые из-за того, что многие моменты в наших отношениях не урегулированы, ежедневно сталкиваются с самыми разными трудностями.

 

– Отношения с Россией: каковы дальнейшие перспективы взаимодействия?

– Россия была, есть и, уверен, останется для нас другом, партнером, гарантом мира и безопасности. Приднестровье как не отделяло себя от Русского мира, так и остается его неотъемлемой частью. Мы благодарны России за любого рода поддержку и помощь, часто ищем содействия у российских коллег, и к нашим обращениям никогда не оставались глухи. Не все вопросы удается решить в одночасье. Мы понимаем, что есть международные нормы, что у России много внутренних вопросов, много направлений, по которым от Российской Федерации ждут помощи в самых разных точках мира. Мы признательны за прямые контакты, за поддержку соотечественников, проживающих в Приднестровье, самое главное – за обеспечение мира на приднестровской земле, который уже 30 лет надежно охраняют российские миротворцы. Надо отметить, что создавая комфортные условия проживания в Приднестровье, мы делаем это в том числе для сотен тысяч российских граждан. Это тоже важно понимать.

Комментарии