Вадим Красносельский ответил на вопросы главного редактора газеты «Приднестровье»

Вадим Красносельский ответил на вопросы главного редактора газеты «Приднестровье»
Вадим Красносельский ответил на вопросы главного редактора газеты «Приднестровье»

Тирасполь, 5 июня. /Новости Приднестровья/. В субботнем выпуске газеты «Приднестровье» опубликовано большое интервью Президента ПМР Вадима Красносельского. Интервьюер – главный редактор издания Александр Карасев. Собеседники говорили в основном о внутренней политике. Материал вышел в свет под заголовком «Пора двигаться дальше».

– Добрый день, Вадим Николаевич. Благодарю за возможность задать вопросы, волнующие наших читателей. Период «изоляции» журналистов был очень продолжительным. Из-за пандемии основным источником информации для нас стали официальные сообщения. И сегодняшняя беседа имеет особую ценность. Первый вопрос, соответственно, о пандемии и перспективах её нивелирования. Чего ждать приднестровцам?

– Вопрос понятен и очень сложен. Прошедшие полтора года показали, что рассчитывать на предсказуемость ситуации с распространением коронавируса не приходится. У него свои законы, не поддающиеся общедоступной логике. Но мы уже, как говорится, знаем врага в лицо и можем ему противостоять. Это важно. Хочу отметить, что Приднестровье очень достойно справляется с этим новым злом. Мы на самых первых порах пандемии консолидировались, не упустили момент принятия ограничительно-профилактических мер и выстояли даже в пиковые моменты. Да, было сложно – и для тех, кто принимал решения, и для тех, кому пришлось их выполнять. Были сомневающиеся, были недовольные, были и те, кто пытался саботировать с таким трудом выстраиваемый механизм. Инструменты подбирались по ходу, тактику приходилось менять исходя из обстоятельств. Но главное сделано: система обеспечения безопасности граждан запущена, успешно функционирует и приносит плоды, заболеваемость пошла на спад. О полной победе говорить рано. Возможно, свести пандемию на нет сможет массовая вакцинация. По крайней мере я на это очень рассчитываю. В республике уже десятки тысяч провакцинированных граждан. Охват мог быть гораздо большим, если бы прививочные препараты имелись в свободном доступе. Средства на закупку вакцины для приднестровцев заложены в бюджете. Но возможности производителей ограничены. Потому пока в нашем распоряжении только вакцина, предоставленная в качестве гуманитарной помощи. Хочу выразить благодарность организациям и должностным лицам, которые принимали решения о выделении нам вакцины. Но мы держим руку на пульсе, изучаем появляющиеся на рынке предложения различных производителей, не зацикливаясь на одном препарате. Важно предоставить жителям республики право выбора: прививаться или нет, и какому препарату отдать предпочтение.

Что касается ожиданий по поводу возвращения привычного уклада жизни, то тут тоже сложно делать прогнозы. Мы не первый раз продлеваем карантинные ограничения на границе. Дай Бог, и не придётся больше закрываться на карантин. Но загадывать не стоит. По обстоятельствам. Если этого потребует санитарно-эпидемиологическая обстановка в республике и по её периметру, мы примем соответствующие меры. Внутри страны тоже смягчаются ограничения. Это все видят. Главное – сохранять бдительность. Многие шутят: пандемия научила всех мыть руки. Да, и это тоже. Она преподала нам много уроков. А какое это испытание для системы здравоохранения! Хочу заметить, что, невзирая на все нарекания, порой обоснованные, минздрав очень достойно справился с нагрузкой. Со стороны легко рассуждать, давать оценки… А вы попробуйте поработать в «красной зоне», не снимая сутками защитный костюм, не спать по несколько смен, определиться с лечением болезни, поведение которой непредсказуемо, переживать, хватит ли сегодня кислорода всем нуждающимся… Я уже говорил, что для меня врачи, милиционеры, которые бок о бок боролись с распространением инфекции, военнослужащие-добровольцы, сменившие мундиры на защитную одежду санитаров, – все они герои этого времени. Некоторые были удостоены звания «Человек года», но его заслужили все. На этот раз не было возможности (все из-за тех же карантинных ограничений) поздравить, поблагодарить, пожать руку каждому лауреату ежегодного конкурса. Церемония была условной, записанной для телевизионной версии. Я уверен, возможность пообщаться ещё представится. Надо переступить пандемийную черту и двигаться дальше. Это надо гражданскому обществу, бизнесу, экономике страны.

– Не могу не спросить о сфере образования в контексте пандемии. Как Вы думаете, дистанционка аукнется в будущем?

– Дистанционное обучение, конечно, неравноценная альтернатива традиционному. Но без него мы либо подвергли бы опасности массового заражения детей (для меня не стоит вопрос, что в приоритете – здоровье или учёба, выбор однозначен), либо для школьников и студентов выпал бы целый год учебного процесса. Все понимают, что качество образования в этот период могло снизиться. Придётся навёрстывать. Но хочу отметить, что надо искать во всем не только минусы, но и плюсы. Внедрять дистанционные формы обучения тоже нужно. Это даёт возможность максимально вовлечь в учебный процесс тех, кто, к примеру, по состоянию здоровья не может посещать учебные заведения. Это очень важно. Пандемия подтолкнула нас в этом направлении. Школы оперативно обеспечили Интернетом и компьютерами. Раньше до этого не доходили руки, не хватало средств. Вот он плюс. Молодые учителя активнее включились в разработку школьных программ с учётом новых веяний. Тоже плюс. В дальнейшем этот опыт будет полезен. Важно только с умом подходить к делу.

Возвращаюсь к вопросу о том, что есть дети, для которых удаленка – реальная возможность полноценно учиться. Раньше домашнее образование было редкостью, отсутствовал рабочий механизм. Помню случай. Ко мне обратились за помощью родители выпускника, круглого отличника, который не получил золотую медаль из-за неаттестации по физкультуре. А этот ребёнок с инвалидностью, и потому учился экстерном. Где логика? Тогда пришлось лично вмешаться, чтобы исправить несправедливость. Я к чему упомянул эту ситуацию? К тому, что вынужденно запущенный механизм дистанционного обучения в перспективе будет востребован. Но надо разумно подойти к его внедрению. А в том, что наши дети наверстают упущенное, я не сомневаюсь.

– Ещё один вопрос образовательной направленности – дуальное образование. Это ваша инициатива. Как она реализуется?

– Дуальное образование – не моё ноу-хау. Это активно практикуемая в мире система. Частично она действовала и у нас. Мы постарались её усовершенствовать, придать новый импульс. В чем суть? В том, чтобы максимально сблизить участников рынка труда, уравновесить спрос и предложение. Постсоветский период «затуманил» значимость рабочих профессий.

Все ринулись получать высшее образование в якобы престижных, но абсолютно не востребованных секторах... Юристы, экономисты – это стало уже просто именем нарицательным. Молодёжь просиживала по пять лет в институтах, чтобы положить на полку диплом и только после этого начать поиск своего профессионального направления, применения своим способностям. Высшее образование в нынешнем виде потеряло ценность и статус. При этом промышленность, сельское хозяйство, сфера услуг испытывают колоссальный дефицит подготовленных кадров. Нужны рабочие руки. Вот и было предложено хозяйствующим субъектам скооперироваться с образовательными учреждениями для совместной работы по формированию кадрового потенциала. Сейчас в систему вовлечено восемь организаций среднего профессионального образования и 28 предприятий. Специалистов готовят по 18 профессиям. В учебном процессе занята не одна сотня человек. В этом учебном году выпускаются студенты, получившие по программе практико-ориентированного обучения такие специальности, как сборщик обуви, портной, оператор швейного производства, специалист в сфере металлургии – всего 36 выпускников. С начала действия программы, с 2018 года, подготовлены 274 востребованных специалиста (электромонтёры, трактористы, швеи, слесари…). Важно, что система гибкая, подстраиваемая под запрос. Интерес к программе, кстати, проявляют не только выпускники школ. Знаете, какая самая востребованная специальность среди взрослого населения? Тракторист. Это говорит о том, что люди хотят учиться и развиваться, хотят поднимать промышленность и сельское хозяйство. Последний год, к примеру, показал, сколь значима мелиорация. Аграрии готовы вкладывать средства в поливные системы, но с чем они столкнулись? Нет специалистов, которые бы обслуживали этот вид сельхозоборудования. Вот она, реальная потребность. И моментально оперативная реакция: с 1 сентября на базе наших образовательных учреждений начнётся подготовка специалистов этого профиля. Один из примеров – лесное хозяйство. Там тоже нужны кадры, и их будут готовить в Приднестровье.

Ещё один элемент, который включат в программу подготовки рабочих, – учебно-производственные комбинаты. Те, кто постарше, помнят УПК. В последнее время далеко не во всех городах и районах действовала эта система в рамках школьного образования. А детей, которые ещё будучи школьниками хотят получить рабочие навыки и соответствующий документ, немало. Принято решение возродить и активизировать эту практику. К сотрудничеству приглашены местные техникумы. При их содействии ребята без отрыва от основного учебного процесса получат прикладную профессию и в случае необходимости смогут сразу по окончании школы трудоустроиться.

– В прошлом месяце подняли зарплаты бюджетникам, чуть раньше – пенсии. Продлён период выплаты пособий на детей. Все это дополнительная нагрузка на бюджет. Как удаётся это делать, учитывая сложность экономической ситуации?

– Рост зарплат и пенсий – это плановые мероприятия. Конечно, выкраивать средства очень непросто, особенно когда в планы вмешиваются непредвиденные обстоятельства. То пандемия, то непогода, то ограничения со стороны соседей, которые всеми силами стопорят развитие нашей экономики. Поэтому и приходится перекраивать бюджет, от чего-то отказываться, какие-то проекты откладывать на более поздний период. Но Приднестровье было и остаётся социально ориентированным государством с рыночной формой экономики. Все, что зарабатывает государство, тратится на людей. А в чем эти траты? На первый взгляд, основное – это выплаты (зарплаты, пенсии, пособия и т.д.). А как же нахождение детей в детских садах, образование – школьное, дополнительное, профессиональное, медицинское обслуживание, строительство и ремонт дорог, благоустройство спортивных площадок и парковых зон? Все это тоже социальная поддержка граждан. И мы стараемся планомерно двигаться во всех направлениях: и зарплаты поднимать, и инфраструктуру улучшать. Это сложно. Особенно когда внешние факторы негативно влияют на реализацию экономического потенциала Приднестровья. У нас хорошая промышленная и аграрная база, есть рабочие руки и светлые умы. К нам проявляют интерес инвесторы. Но приходится преодолевать такие преграды, как, к примеру, нерешённость (не по нашей вине) банковского вопроса. Серьёзным испытанием стало закрытие границ по всему миру из-за пандемии. Упал потребительский спрос, в том числе на продукцию наших предприятий. Добавила проблем засуха. Постоянно появляются неожиданные трудности, форс-мажорные обстоятельства. Это жизнь. Но мы не опускаем руки. И увеличиваем по возможности те же пенсии и зарплаты, и проводим воду в села, и улицы освещаем, и дороги приводим в порядок. Вы знаете, что только на обеспечение сел централизованной подачей воды за последние годы потрачено больше 30 миллионов рублей, а на ремонт сельских дорог – свыше 50 миллионов? Все видят, как преображаются города. Все это – социальная поддержка, все это делается для каждого жителя республики.

– На этой неделе сдан в эксплуатацию очередной дом по президентской программе доступного жилья для бюджетников – в Днестровске. Этот проект охватил практически всю республику. Ждать ли продолжения программы?

– Да, действительно, во вторник мы открыли дом в Днестровске. Символично, что мероприятие прошло в День защиты детей. Если вернуться к предыдущему вопросу, эта программа – тоже форма поддержки населения. Дети будут расти в благоустроенных квартирах, родителям не придётся уезжать на заработки, чтобы обеспечить семью жильём. В чем суть программы? В том, чтобы каждый бюджетник мог из зарплаты постепенно выплачивать стоимость квадратных метров. Традиционное кредитование на эти цели многим не по карману, но и государство не может пока взять на себя полное финансирование строительства жилья. Вот и был выработан механизм взаимовыгодного партнёрства. Приднестровцы ежемесячно вносят посильную для семейного бюджета сумму. Стоимость квартир доступна: квадратный метр жилья в среднем – около ста условных единиц. Проект уже доказал востребованность и эффективность. Мы ликвидировали практически все недострои по республике. Я уже говорил как-то, что даже жаль, что их оказалось не так много. В программу уже вошло почти полтора десятка объектов. Сдано десять домов. Ещё несколько – в процессе. Мы ищем и другие варианты решения квартирного вопроса. Следующий этап – субсидирование приобретения гражданами жилья на вторичном рынке. Идея тоже нашла отклик у жителей республики. Это и понятно, ведь вторичный рынок насыщен, а приобрести заветные квадратные метры нет возможности. Государство помогает, выделяя кредитные ресурсы на длительный срок и под малый процент, а также покрывая часть трат. Граждане, в свою очередь, остаются в стране, берут на себя трудовые обязательства. Это хорошие, честные партнёрские отношения.

– Фонд капитальных вложений стал приметой нашего времени, важной составляющей социально-экономической политики Приднестровья. Насколько эффективна и жизнеспособна программа?

– Фонд капитальных вложений, даже если говорить о его целесообразности на данный момент, уже доказал эффективность. Таких инфраструктурных изменений в лучшую, безусловно, сторону не было в современной истории нашего государства. Мы «донашивали» то, что осталось от советских времён. Изношено буквально все: больницы, школы и детские сады, Дома культуры и библиотеки, дороги, коммуникации… Все требует внимания и денег. Выкраивать их из разрозненных источников крайне сложно. Нужен финансовый базис. Им и стал Фонд капвложений. Не буду перечислять, что сделано за время действия этой программы, так как результат у всех на виду. Ещё очень многое предстоит сделать. Поэтому говорить о сворачивании программы более чем преждевременно. Да, обстоятельства требуют постоянного пересмотра программ развития. Приходится расставлять приоритеты, определять очерёдность. Вы себе не представляете, насколько сложно даётся решение, когда с ремонтом какого-то объекта приходится повременить. Люди ждут, надеются. Но секвестирования не избежать. Та же пандемия: сколько финансовых ресурсов она съела. Откуда брать средства? Приходится заглядывать в ФКВ. Но, с другой стороны, не будь у нас фонда, резерва, где бы черпали средства? Это своего рода и резервный источник. Так что мы стараемся не допускать панических настроений. Если надо на время отвлечь средства, мы это делаем. Но при первой же возможности возвращаемся к объектам ФКВ. Программа действует и будет действовать ровно столько, сколько в ней будет потребность. Пока ещё запросов и обращений от граждан очень много.

– К вопросу об обращениях граждан. В период пандемии личный приём приостановлен. Как Вы поддерживаете связь с жителями республики?

– Не ведётся личный приём, но служба, отвечающая за взаимодействие с гражданами, функционирует в полную силу. Обращения приходят и на почту. Работа с ними – важная составляющая моей ежедневной деятельности. Я стараюсь вникнуть в каждый вопрос, в каждую проблему. Естественно, к решению привлекаются специалисты – рабочих органов Администрации Президента, министерств и ведомств по соответствующему профилю.

– А сообщения в социальных сетях? Они для Вас имеют значение?

– Почему нет? Конечно. Люди пишут о том, что их беспокоит, поднимают актуальные проблемы. Одному человеку, да и целому управляющему аппарату невозможно охватить вниманием все и вся. Граждане в этом отношении – настоящие помощники. Я сейчас не говорю о провокаторах, которых хлебом не корми, дай повод только повозмущаться, полить кого-то грязью и т.д. Хотя и они, хотят того или нет, пусть в негативном ключе, но тоже помогают, обозначая проблему. Им моя благодарность. Современные средства коммуникации – это прекрасный инструмент оперативного реагирования. К сожалению, их суть, функционал серьёзно исковеркали. Но тем не менее свою задачу они выполняют. Я не активный пользователь социальных сетей, и, конечно, не отслеживаю происходящее там. Нет ни времени, ни желания. Но сотрудники мониторят сообщения, отбирают те, что заслуживают внимания, информируют меня о ситуациях, требующих вмешательства. Это очень удобный формат, позволяющий безотлагательно решать проблемы. Я в своё время поручил всем министерствам, ведомствам, госадминистрациям организовать общение с гражданами посредством социальных сетей, своего рода «горячие линии» с возможностью обратной связи. Это работает и даёт положительный результат.

– Вопрос, который волнует многих, но его пока не решаются задать. Планируете ли Вы баллотироваться на второй президентский срок?

– Всему своё время. Будет принято такое решение, приднестровцы обязательно об этом узнают, естественно, лично от меня. Пока я могу сказать одно: действующая сейчас команда эффективна. Она сильна консолидированностью, единством позиций, целей и задач, пониманием того, что Приднестровье достойно развития, а главное – видением того, как добиться лучшего для страны. Нынешняя команда – люди дела.

Комментарии