Тирасполь и Кишинёв. Переговорный тупик углубляется?

Тирасполь и Кишинёв. Переговорный тупик углубляется?
Тирасполь и Кишинёв. Переговорный тупик углубляется?

Тирасполь, 18 апреля. /Новости Приднестровья/. В последние недели ситуация с переговорами между Приднестровьем и Молдовой не позволяет говорить о позитиве. Кишинев, похоже, остался глух к призывам не усложнять на фоне украинских событий взаимодействие ПМР и РМ в социально-экономической сфере. Напротив, он пытается использовать ситуацию с закрытием приднестровско-украинской границы для того, чтобы усилить давление на Приднестровье. Политический представитель РМ в переговорном формате «5+2» Олег Серебриан, собственно, прямо говорит об этом.

«Сегодня мы имеем полный контроль над потоком товаров, людей, движением и связью этого региона (Приднестровья – прим. ред.) с остальным миром. Это очень значимое изменение», - заявил он на прошлой неделе в интервью молдавским СМИ, не скрывая удовлетворения.

В результате действий Кишинева сложности наблюдаются практически по всем пунктам переговорной повестки. В конце прошлой недели стало известно, что молдавское Агентство по окружающей среде официально отказало Молдавскому металлургическому заводу в выдаче экологических авторизаций. Наши дипломатические источники, знакомые с ситуацией, считают поводы для отказа совершенно надуманными. Обращения по этому поводу уже направлены в адрес Олега Серебриана, всех участников формата «5+2», а также главе делегации Европейского союза в Молдове Янису Мажейксу, который неделю назад приезжал в Тирасполь.

Кроме того, РМ продолжает удерживать грузы с медикаментами и средствами защиты растений, предназначенные для Приднестровья. Это то, что раньше ввозилось в республику без всяких проблем.

Молдавские судебные инстанции в очередной раз, уже на 19 апреля, перенесли рассмотрение дела бывшего сотрудника милиции ПМР Андрея Самония, которого похитили на территории РМ в январе 2020 года, а затем по необоснованным обвинениям осудили на 15 лет.

Неясны перспективы и другого судебного дела в Молдове – о задержании заготовок приднестровских номерных знаков. Заседание по нему тоже намечено на нынешний вторник. Это дело может создать серьезный прецедент: если Кишинев из-за приднестровской якобы «неавторизованной» символики (а именно таковы, по словам молдавской стороны, причины задержания груза) в итоге так и не пропустит заготовки, то, по логике, он может запретить и сами приднестровские номера, в том числе и въезд автомашин с ними в Молдову. Если так произойдет, это будет новый этап транспортной блокады Приднестровья.

Почему Молдова хочет остановить ММЗ?

Отсутствие экологических авторизаций – это сегодня тот момент, которым Молдова обуславливает блокирование работы Молдавского металлургического завода. Пока их нет, завод не может импортировать сырье ни из самой РМ, ни из Европы, даже несмотря на то, что Еврокомиссия с 1 апреля вновь разрешила вывоз металлолома из ЕС в Молдову, а также Приднестровье. Соответственно, он не может вести и производство. Ситуация с заводом складывается критическая.

По итогам прошлого года ММЗ дал Приднестровью 432 миллиона долларов экспортных доходов (это в среднем 36 миллионов долларов в месяц). Сейчас это могло бы быть еще больше, так как цены на сталь и металлопрокат после ноябрьского снижения вновь растут. 

Пока трудно сказать, чего больше в стремлении Кишинева блокировать работу ММЗ – политики или экономики. Связано ли это с попытками РМ усилить давление на Приднестровье и подорвать его экономику с целью принудить ПМР к каким-то уступкам? Происходит ли это на фоне переговоров с Москвой по аудиту газового долга? Или же здесь все-таки больше экономических мотивов: молдавские власти, например, хотят поддержать проект Omnisteel скандально известного бизнесмена Валентина Ешану, при этом столкнув на обочину конкурента – ММЗ?

Проект Omnisteel, напомним, предполагает строительство в Молдове металлургического завода с проектной мощностью 100 тысяч тонн стали в год (это примерно впятеро меньше, чем производится в Рыбнице). Запустить его якобы предполагается осенью нынешнего года.

Будет ли это производство или нет, еще вопрос, однако от остановки ММЗ, как мы уже писали, пострадали и сразу несколько отраслей в Молдове – транспорт, строители, испытывающие нехватку стройматериалов, ломозаготовители, которым некуда девать лом. И их проблемы продолжают усугубляться. Но молдавские власти и их зарубежных спонсоров это, кажется, не особо волнует.

Застрявшие грузы

До сих пор нет никакого решения и по вопросам, связанным с приднестровскими грузами. По данным наших дипломатических источников, Олег Серебриан лично трижды обещал, что лекарства, которые, например, везет приднестровская компания «Кейсер», точно пропустят. То же самое в ходе встреч делали представители Молдовы в сфере здравоохранения, включая главу профильного агентства РМ, как раз ответственного за выдачу разрешений на ввоз лекарств. Однако ничего с места так пока и не сдвинулось. Один из грузов «Кейсера», медикаменты российского производства, находится на территории Молдовы с 1 апреля, другой – с 27 марта. Причем во втором случае вообще сложно понять, какие претензии есть у молдавской стороны, так как это лекарства из Литвы и Латвии, соответствующие требованиям ЕС и произведённые по стандарту GMP.

Даже если грузы «Кейсера» в ближайшей перспективе пропустят, это не гарантирует того, что подобные проблемы не появятся у Приднестровья в дальнейшем. Здесь нужно решение на уровне переговорного процесса, которое расставило бы все точки над «i» в импорте лекарств в ПМР. И представители Приднестровья еще с февраля обращали внимание Олега Серебриана на это, предлагая конкретные варианты такого решения. Однако в Кишиневе не услышали аргументов.

МИД ПМР на прошлой неделе направил молдавской стороне приглашение на очередную встречу экспертов по импорту лекарств. Пока ответа РМ нет. Наряду с этим внешнеполитическое ведомство инициировало срочные консультации с представительством Всемирной организации здравоохранения для того, чтобы не допустить перебоев со снабжением Приднестровья необходимыми медикаментами.

С 31 марта на молдавской таможне стоит груз со средствами защиты растений приднестровской фирмы «Трейдинг-групп». Его ждут многие агрофирмы в республике для того, чтобы обеспечить урожай. В нынешней ситуации это приобретает особую роль: только хороший урожай может гарантировать продовольственную безопасность страны. Трудно понять, чем действительно руководствуется молдавская сторона, не пропуская в Приднестровье грузы сельхозназначения.

И все острее в этих условиях становится вопрос о том, почему молдавские фермеры спокойно обрабатывают земли в Дубоссарском районе Приднестровья, используют любые удобрения, которые ввозят в республику без пошлин и ограничений, когда сельхозпроизводители Приднестровья подобной возможности лишены.

К чему всё это может привести?

Остановка производства на ММЗ, помимо сокращения экспортных доходов и налоговых поступлений в бюджет, может обернуться тем, что более 2,5 тысяч работников завода останутся без работы. Металлургическая отрасль сейчас на подъеме, и многие из них задумаются об отъезде не только в Россию, но и в близлежащие страны Евросоюза. При этом, повторим, остановка ММЗ приведет к сбоям производственных и транспортных цепочек и в самой Молдове.

Задержки с импортом лекарств в Приднестровье – это прежде всего удар по людям с различными заболеваниями, которые сегодня в ПМР получают помощь в том числе за государственный счет. Молдавский фармацевтический рынок не способен удовлетворить потребность населения Приднестровья как из-за номенклатуры доступных лекарств, так и по причине серьезных ценовых расхождений, учитывая наличие в РМ страховой медицины. Наш лекарственный ряд – другой по наименованиям, по производителям, и он в целом дешевле, чем в Молдове.

Надеемся на то, что и сам Кишинев, и не в последнюю очередь посредники и наблюдатели в переговорном формате «5+2» осознают, что блокирование Приднестровья ничего, кроме дополнительной и никому не нужной напряженности в нашем регионе, сейчас не принесет. Иначе не исключено, что ситуация будет постепенно скатываться к повторению блокады марта 2006 года, когда Приднестровье тоже оказалось «запертым» с двух сторон. И это уже будет серьезный кризис, для разрешения которого сугубо переговорных методов может оказаться недостаточно.

Комментарии