С блокнотом и камерой на передовой: приднестровские журналисты на войне

С блокнотом и камерой на передовой: приднестровские журналисты на войне
С блокнотом и камерой на передовой: приднестровские журналисты на войне

Тирасполь, 13 января. /Новости Приднестровья/. По традиции военные журналисты отмечают свой профессиональный праздник 13 января. Именно в этот день в 1703 году по указу Петра I вышел первый номер газеты «Ведомости о военных и иных делах, достойных знания и памяти, случившихся в Московском Государстве и во иных окрестных странах». Сегодня мы расскажем о наших земляках, которым довелось работать на фронтах войны и в горячих точках.

Наиболее известные военные журналисты из Приднестровья – Ефим Учитель и Филипп Печул, родившиеся в 1913 году, уже в свои 26 лет снимали фронтовую хронику. Зимой 1939-40 годов они отправились на Карельский перешеек, где разворачивались основные события Советско-финской войны 1939-1940 годов. 

Уникальные кадры, снятые молодыми операторами, можно увидеть в первом советском документальном батальном фильме «Линия Маннергейма» (так назывался основной рубеж обороны Финляндии на Карельском перешейке). За операторскую работу Филипп Печул получил Сталинскую премию второй степени.

Во время Великой Отечественной войны они же фиксировали на пленку героическую оборону Ленинграда.  Материалы Печула (он погиб в бою в 1941 году) и Учителя  были использованы в фильме «Ленинград в борьбе», смонтированном в 1942 году. За этот фильм Ефим Учитель в 1943 году получил Сталинскую премию первой степени.

Период вооруженной агрессии Молдовы против Приднестровья – особая страница в истории страны. Факты и эпизоды войны были запечатлены журналистами, которые находились в эпицентре событий.

Батальоны народного ополчения, прибывшие в Бендеры

С камерой в руках 19 июня 1992 года погиб телеоператор Валерий Воздвиженский. Он был убит во время съемки боя у типографии, где силовики Молдовы спровоцировали конфликт. Пуля попала оператору прямо в сердце.

Валерий Воздвиженский стоял у истоков создания и развития городского телевидения в Бендерах. Он всегда старался быть в центре событий. И именно поэтому не мог поступить иначе: он считал камеру своим оружием, которым он выполняет свой профессиональный и гражданский долг. «Кто, если не я?» – говорил он своим родным, возвращаясь со съемок в Кочиерах, Варнице. Ему было всего 37…

«Он отдал свою жизнь за правду», – так говорят о нем бендерчане. По традиции каждый год 19 июня к мемориальной плите, установленной на месте гибели Валерия, ложатся живые цветы.

В год пятилетия Бендерской трагедии неподалеку от места гибели журналиста – напротив типографии – был разбит сквер, названный именем Валерия Воздвиженского. И теперь высеченное в мраморе его имя встречает входящих в этот сквер. До войны на месте нынешнего сквера располагался детский сад. В 1992 году агрессоры сожгли его дотла.

Своими воспоминаниями о событиях 1992 года поделился директор Приднестровской гостелерадиокомпании (ПГТРК) Игорь Никитенко. Он рассказал, как со своей личной камерой отправился снимать уличные бои в Бендерах.

«Начиная с 1989 года, с забастовок - всё это мы снимали. Когда начались военные действия, естественно, никто не отсиживался. Я взял камеру, мы с ребятами поехали в Бендеры снимать, это было 21 июня 1992 года. Снимали и до этого, но именно бой впервые сняли 21 июня. Эти кадры обошли весь мир», - рассказал Игорь Никитенко.

Вспоминает, что было страшно. Сначала рассчитывали, что будут снимать, например, ополченцев, а не сам бой.

«Когда мы услышали, что наши ополченцы собираются идти в наступление, мы, естественно, остались. Было тяжело, где-то помогали бойцам, подносили им воду, ящики с патронами, потому что некому было помочь. Это, конечно, было страшно, когда рядом разрывались мины. Осознание происходящего пришло только во время боя. Стреляли с разных сторон, взрывались непонятно какие снаряды», - вспоминает директор ПГТРК.

Он помнит, как во время съёмки рядом с ним разорвалась мина. Попав под перекрёстный огонь, операторы (в числе которых был Игорь Никитенко) вместе с бойцами лежали на земле, пытаясь буквально вдавиться в неё.

«Потом, когда нас выводили из боя, перед нами разорвалось несколько мин, на наших глазах погибли люди. После этого три дня есть не могли. Это было страшно, когда ты видишь, как передвигаются беженцы с чемоданами, и через несколько минут их уже нет в живых», - поделился Игорь Никитенко.

В его памяти навсегда остался ещё один эпизод: раненого коллегу пришлось ночью доставлять в григориопольский госпиталь. Говорит, ехали тогда с выключенными фарами на скорости 160 км/ч, лишь на короткие мгновения дорогу подсвечивали, потому что с другого берега из крупнокалиберного миномёта вёлся обстрел дороги.

Приднестровская съёмочная группа ездила и в Южную Осетию в августе 2008 года. По следам войны отправились четыре приднестровца. Один из них - Анатолий Панин, в то время он был начальником информационно-аналитического отдела Министерства информации и телекоммуникаций ПМР. Он вспоминает: профессиональный азарт был тогда у всех, на дорогу из Тирасполя в Цхинвал (Южная Осетия) потратили 25 часов, преодолев весь путь на «Ниве» практически без остановок.

«Когда мы приехали в Южную Осетию, многие населённые пункты ещё продолжали гореть, дым стоял, были очень серьёзные разрушения. Улицы некоторые были вообще стёрты с лица земли», - вспоминает Анатолий Панин.

Он рассказал, что в Цхинвале был организован международный информационный центр. Всю основную информацию журналисты получали оттуда. Там же проводились пресс-конференции и различные встречи. Анатолий Панин отметил, что российские журналисты, которые работали в инфоцентре, помогали своим приднестровским коллегам отправлять готовые сюжеты в ПМР.

«Я рвался туда [в Южную Осетию]. Хотелось, чтобы наши люди увидели последствия боевых действий не только посредством российских или других СМИ, а чтобы мы сделали свои материалы, рассказали о том, что видели своими глазами. Это уникальный опыт не только лично для нас, но и для приднестровской журналистики в целом», - рассказал Анатолий Панин.