Разыграно по нотам: как Молдова обманула участников формата «5+2»

Разыграно по нотам: как Молдова обманула участников формата «5+2»
Разыграно по нотам: как Молдова обманула участников формата «5+2»

Притворство и манипуляции стали основной характеристикой молдавского политического класса независимо от партийных цветов. Молдавская хитрость в самом своём негативном проявлении была продемонстрирована при организации Кишинёвом блокады приднестровского автотранспорта с 1 сентября.

13 марта 2020 года Молдова обратилась к Украине с требованием внедрить запрет на передвижение транспортных средств с государственными номерными знаками образца ПМР по территории Украины с 15 января 2021 года.

Однако 13 января 2021 года Посольство РМ направило в Киев ноту с просьбой об отсрочке ограничений.

Уже 28 января в Киев пришло послание с просьбой установить новый дедлайн – на 1 сентября 2021 года.

Однако свои намерения молдавская сторона публично обозначила лишь месяц спустя на уровне и.о. премьер-министра А. Чокоя, который провёл встречу с Послом Украины в Кишинёве.

В итоговом пресс-релизе прямо говорится о том, что украинский Кабмин поддержал позицию Молдовы о допуске с 1 сентября исключительно автомобилей с нейтральными или молдавскими номерными знаками.

16 июля 2021 года в ответ на просьбу пограничной службы Украины уточнить сведения, необходимые для организации запрета 1 сентября, Посольство РМ направило ноту, к которой были приложены только образцы свидетельств о регистрации номерных знаков, выдаваемых в Молдове или в ПРТС, что фактически означало окончательную санкцию на ограничения. Таким образом, данная нота исключила возможность проезда транспортных средств с номерными знаками ПМР по территории Украины.

 

Весь август молдавская сторона потратила на то, чтобы организовать «дымовую завесу» и дипломатическое прикрытие своим блокадным планам.

11 августа с.г. президент М. Санду провела встречу с замруководителя Администрации Президента России, в ходе которой убеждала его в том, что транспортной блокады Приднестровья не будет. По итогам общения с главой РМ Д.Н. Козак заявил для СМИ: «Майя Григорьевна (Санду) заверила, что блокады Приднестровья не будет, власти делают все, чтобы этого не допустить, поскольку в Приднестровье тоже проживают граждане Молдавии».

Ту же самую информацию весь месяц неформально транслировал В. Кульминский.

Однако на практике 19 августа в Одесской области состоялся разговор руководителей таможенных и пограничных органов Украины и Молдовы, в котором активное участие принимал приближённый лично к М. Санду глава пограничной полиции РМ Р. Василой. Встреча, столь радикально расходящаяся с обещаниями М. Санду и В. Кульминского, проводилась в максимально тайной атмосфере, что называется, «исподтишка».

Характерно, что информация об этом заседании просочилась в СМИ лишь неделю спустя и была оперативно подтёрта, как чётко подтверждающая наличие именно обращения РМ с требованием о внедрении ограничений.

Симптоматично и то, что в этот же день, 19 августа с.г., В. Кульминский проводил встречу с вице-премьером Украины А. Резниковым, на которой «стороны подтвердили взаимную поддержку в вопросах суверенитета и территориальной целостности Республики Молдова и Украины».

Впоследствии в сомнительных источниках появляется целенаправленно «слитая» нота Посольства РМ в Украине, никак юридически не связанная с предшествовавшей ей дипломатической перепиской, не отменяющая ранее направленную просьбу РМ о введении ограничений и потому заведомо носящая мнимый и ничтожный с правовой точки зрения характер.

И уже 31 августа с.г. В. Кульминский информирует дипломатический корпус в РМ о внедрении ограничений.

Приведённые факты и документы подтверждают, что нынешнее руководство РМ осмысленно приняло политическое решение об ужесточении давления на Приднестровье посредством организации транспортной блокады, ведущей к серьёзным нарушениям прав человека. Запрет готовился Кишинёвом на протяжении ряда лет независимо от обманчивых месседжей, которые РМ транслировала отдельным участникам формата «5+2», включая Российскую Федерацию. Как продолжать диалог с таким неблагонадёжным и запутавшимся в собственной лжи собеседником – вопрос риторический.

Комментарии