Проект «Имя на камне» продолжается

Проект «Имя на камне» продолжается
Проект «Имя на камне» продолжается

Тирасполь, 5 июня. /Новости Приднестровья/. В Приднестровье продолжат проект «Имя на камне». Он начался в 2016-м году. Несколько энтузиастов решили провести своеобразную историческую ревизию погребальных памятников населения Приднестровья периода XVII – начала XX-го века. Команда единомышленников в лице старшего научного сотрудника НИЛ «Археология» ПГУ Игоря Четверикова, главы Союза фотохудожников Александра Паламаря и журналиста Николая Феча проехала по всему Приднестровью.

В фокусе главным образом были памятники православные. Собранного материала оказалось столь много, что хватило на солидную книгу. Первый том издания уже вышел, но исследователи решили, что хорошо бы сделать и второй – с историями надгробий уже не православных народов, а представителей иных конфессий. Подали заявку на президентский грант и выиграли его.

«Мы решили осуществить такую ревизию по отношению к памятникам немецких колонистов, поляков, евреев. Это представители тех конфессий, которые здесь всегда оставались в тени, но являлись неотъемлемой частью истории нашего края», – рассказал Игорь Четвериков.

Статуи, обелиски, стелы, надгробные плиты… При всей своей лаконичности они могут рассказать немало интересного. Правда, не всем, а лишь тем, кто умеет их читать. Сначала поверхность чистят от мха специальными щётками (чтобы не повредить еще больше), потом вырубают всю растительность вокруг памятника. Пока историки изучают надписи, фотограф ловит нужный ракурс, чтобы запечатлеть самый лучший кадр.

«Исходя из тех данных, что мы получаем, мы можем примерно представить себе, какой религии был человек, сколько он прожил и даже, может быть, чем он занимался. Нам встречались могильные камни, которые полностью передавали биографию человека. Например, в селе Михайловка Рыбницкого района в совершенно глухом лесу были обнаружены стелы высотой до 6 метров, взорванные, к сожалению, чёрными копателями с целью наживы. Но это, действительно, были каменные летописи, покрытые с четырёх сторон историей человеческой судьбы. Судя по датам это 1830-40-е годы и это как раз те самые основатели приднестровских сёл, которых мы всё время искали», – говорит старший научный сотрудник НИЛ «Археология» ПГУ Игорь Четвериков.

Такие интересные памятники встречаются начиная от Дубоссар и выше. На юге (в Слободзейском районе или Тирасполе, к примеру) их почти не осталось. А вот ближе к северу Приднестровья их довольно много.

«Допустим, в Григориопольском районе сохранность кладбищ хорошая, но там могилы где-то с середины XIX века, особой древности не встретишь. Но за это тоже спасибо, потому что можно изучать пласт времён Российской империи. А вот историческую глубину мы обнаружили в Каменском районе, где эти кладбища расположены очень высоко – наверху, на холмах, в лесах. Всё это сохранилось за счёт того, что туда очень трудно добраться и уничтожить. В отдалённые сёла раньше и доехать трудно было, потому там и самое интересное», – говорит учёный.

Такой интерес именно к надгробиям неслучаен. Быстрая смена эпох, правителей, постоянная борьба за эти территории, революции и войны стирали много информации. Архивы жгли, метрические книги увозили, историю переписывали, старые кладбища грабили и уничтожали, чтобы о прошлом не напоминало ничего. Те надгробия и памятники, которые сохранились, могут дать бесценную информацию, которую уже нигде не найти. Взять, к примеру, старые еврейские погребения. Это сегодня на граните – лишь звезда Давида и лаконичная надпись на иврите. А несколько веков назад они могли рассказать целые истории.

«Неизвестные нам мастера вырезали на них различных фантастических существ, птиц с человеческими головами, львов, сфинксов, единорогов. Мы сначала подумали, что это декоративный орнамент и камнерезчик просто хотел украсить могилу. Но при консультациях с представителями еврейского народа выяснилось, что каждый орнамент глубоко символичен и отражает жизненный путь человека. Например, сломанный напополам цветок – это молодая девушка или ребёнок, который безвременно погиб, это сломанная молодая жизнь. Различные сказочные существа – это должность, которую человек занимал при жизни, его профессия. Единорог – это судья, змей – может быть просто какой-то важный человек, купец», – рассказывает Игорь Четвериков.

Это и есть история Приднестровья, воплощённая в камне. Читать её код историкам помогут переводчики, представители тех народов, чьи предки захоронены на приднестровских кладбищах. Ведь важно знать не только перевод надписи на могильном камне, но и нюансы самих погребальных процессов. И именно тогда имя на камне начинает говорить

«Мы чувствуем себя даже не первооткрывателями, а людьми, которые подошли к стоячему озеру и бросают туда камни. Если от нашего проекта побегут круги по воде – в научном плане если на этом фоне появятся исследования, которые более углублённо займутся генеалогией каждого села, вот тогда, может быть, каждый из приднестровцев узнает своё имя на камне до 7-го колена. Ведь если сохранить хотя бы толику истории, то человек мог бы зайти на это кладбище и увидеть на каменной плите фамилию, аналогичную своей, датированную 1810-м или 1898-м годами», – отмечает Игорь Четвериков.

Кстати, не случайно же в некоторых языках слова «фамилия» и «семья» либо тождественны, либо очень схожи по звучанию и написанию.

Комментарии