Президент ПМР Вадим Красносельский дал интервью «Парламентской газете»

Президент ПМР Вадим Красносельский дал интервью «Парламентской газете»
Президент ПМР Вадим Красносельский дал интервью «Парламентской газете»

Тирасполь, 7 ноября. /Новости Приднестровья/. В ходе своего рабочего визита в Москву Президент ПМР Вадим Красносельский пообщался с российскими журналистами в пресс-центре «Парламентской газеты» и ответил на вопросы корреспондента издания Дмитрия Олишевского.

– Первый вопрос. Мы знаем, что вы очень плотно общаетесь с депутатами и сенаторами на площадке Государственной Думы и Совета Федерации. Чему были посвящены последние встречи?

– Вы правильно сказали, что очень много дискуссий у нас с парламентариями, с сенаторами Совета Федерации. Тем много, но я хочу выделить направления, на которые может влиять депутатский корпус Госдумы и Совет Федерации. Это три направления: гражданство, здравоохранение и применение материнского капитала на территории Приднестровья. Все три вопроса связаны с законодательным устройством.

Начнём с самого главного и болезненного для приднестровцев – это получить гражданство Российской Федерации. На территории Приднестровья проживают порядка полумиллиона человек, из них 220 тысяч граждан России, то есть носителей гражданства РФ, порядка 100 тысяч граждан Украины, чуть более 200 тысяч граждан Молдовы и других государств. Но все они – граждане Приднестровья, и все они – соотечественники именно России. В принципе, нет в Приднестровье человека, который не хотел бы получить именно российский паспорт. Но что является препятствием? Это наличие молдавского либо украинского паспорта. И в этом винить людей нельзя, это несправедливо.

Всё дело в том, что, когда был развален Советский Союз, мы оказались отрезаны от своей исторической родины, от России. И граждане Приднестровья, не имея возможности, хотя имели право на получение российского документа, вынуждены были получать любой другой. Это элементарные вопросы лечения, отдыха, поездки к родственникам и так далее. Поэтому люди получили либо молдавский, либо украинский паспорт. Но тем не менее, считая себя однозначно общим народом Российской Федерации, мы имеем желание получить российский документ. В этой части надо быть справедливым к этим людям, надо их понять и дать им возможность без отказа от паспорта другого государства всё-таки получить российский документ. Они имеют на это полное право, в том числе и моральное.

– Я знаю, что такие вопросы в парламенте России прорабатывались.

– Конечно. Во-первых, это вопрос постоянной дискуссии. Кроме того, сейчас есть на постсоветском пространстве уже прецеденты данного механизма, где граждане смогли получить именно российское гражданство, российский паспорт без отказа от другого гражданства. Поэтому мы предлагаем распространить данный механизм на граждан Приднестровской Молдавской Республики. Ещё раз говорю о том, что мы имеем полное право моральное и должны иметь право и юридическое.

Второй вопрос, который мы обсуждаем с депутатами, это вопрос здравоохранения. Согласно законодательству Российской Федерации, граждане России получают страховой сертификат, но мы, граждане РФ, проживающие на территории Приднестровья, к сожалению, лишены такого права, хотя это противоречит Конституции, основному закону, согласно которому граждане России имеют равные права и равные обязанности независимо от территории проживания. Так уж получилось, что у нас проживают 220 тысяч граждан России, поэтому я предлагаю парламентариям выработать норму, согласно которой граждане России, проживающие за пределами РФ, должны получить это право без выезда на ПМЖ в Российскую Федерации. А за этим кроется масса проблем. Граждане России, которые прибывают в Россию, попадая в ту или иную серьёзную ситуацию, связанную со здоровьем, не имеют права на медицинскую помощь, хотя являются гражданами России.

Я могу привести массу примеров в подтверждение тому, и примеров весьма трагических, но это неправильно. Поэтому, конечно, данный механизм надо отладить законодательно и применить его не территории Приднестровья. Уже не говоря о том, что на территории Приднестровья миротворцы России, группа войск РФ и граждане России там работают, несут службу, и их родственники тоже.

И третье направление – это применение материнского капитала в Приднестровье. Если у граждан РФ рождается ребенок, ему выдают сертификат, то есть мы сертификат получаем. Но применить его на территории Приднестровья не можем. Надо выехать в Российскую Федерацию на ПМЖ и потом решать, как этот сертификат применить согласно законодательству России. Мы предлагаем применить его на территории Приднестровья.

– Надеемся, что в ближайшее время эти проблемы будут решены. Буквально в последние несколько недель произошёл ряд встреч на международных площадках. Очень важных для Приднестровья встреч. Буквально вчера завершилась конференция по укреплению мер доверия между Приднестровьем и Молдовой. Какие вопросы там рассматривались и какие ещё встречи были в это время?

– Последний месяц был весьма активный. С точки зрения переговорного процесса это и Братиславская конференция формата «5+2». Напомню, что этот формат состоит из переговорщиков – это Молдова и Приднестровье, гарантов – Россия и Украина, посредников – ОБСЕ и наблюдателей – США и Евросоюз. На данном формате Приднестровье имеет равные права и равные обязанности, равный статус со всеми, и без согласия и подписи Приднестровья не принимается, в принципе, ничего. Равно как и другой стороной. Поэтому здесь очень важно движение вперёд и движение навстречу друг другу, наверное, компромиссность в интересах прежде всего людей, проживающих на левом и на правом берегах Днестра, как в Молдове, так и в Приднестровье.

Вопросы различного характера: экономические, гуманитарные, культурные, телекоммуникационные, транспортные и так далее, должны рассматриваться в том числе и в этом формате. К сожалению, Братиславская конференция прошла без подписания итогового документа. Как говорят дипломаты, была поставлена определённая пауза, остановлены часы. И необходимо всё-таки по тем вопросам найти компромисс.

После этого у меня были встречи с президентом Молдовы Игорем Додоном, официальные и неофициальные. Буквально на днях закончилась Баварская конференция, где также стороны не смогли найти консенсус по некоторым вопросам.

Но что получилось? Наверное, всё-таки некорректно молдавская сторона на баварские слушания вынесла те вопросы, которые абсолютно не обсуждались на братиславском совещании. Это категорически неправильно, надо быть готовым к обсуждению, надо предварительно прорабатывать вопросы, прежде чем выносить их на повестку дня. Нам эти вопросы заранее предложены не были, мы их заранее не проработали. Мы сторонники той модели, чтобы принимать решения и вырабатывать консенсус по тем вопросам, которые были рассмотрены в Братиславе.

Одно могу сказать – очень важный момент и постулат во всей этой истории. Не важно, что ты подписываешь в конечном итоге. Очень важно довести решение до применения как на территории, так и в своём законодательстве. Чтобы принимаемые нормы были удобны для людей и стали уже привычкой проживания. А проблем много. И молдавская сторона, и мы, приднестровцы, должны чётко понимать ответственность перед людьми прежде всего. Мы работаем ради людей, и решения должны приниматься ради людей, исключая всяческую политику. Политизировать данный процесс, я считаю, нецелесообразно, и время к этому не подошло. А открыть третью корзину, как того хотят некоторые политики, это не совсем дальновидно и ставит весь переговорный процесс просто в тупик.

– Я так понимаю, что какие-то вопросы удалось обсудить позитивно и прийти к консенсусу?

– Конечно. Молдавская сторона, это уже при встрече с президентом Молдовы, заявила о том, что они готовы закончить вопрос по телекоммуникациям, по выдаче лицензии нашему оператору связи, компании «Интерднестрком». До 1 марта следующего года данный вопрос они обещают закрыть.

– Поясните для российских зрителей, что это означает.

– Грубо говоря, в Приднестровье есть свой оператор связи, и, к сожалению, Молдова стала выдавать частоты, на которых работает наш оператор связи, своим молдавским операторам. Конечно, не спросив нас об этом вообще. И конечно, есть существенные помехи. Чтобы этого избежать, приднестровцы готовы получить лицензию официально и заплатить за неё денежные средства в бюджет Молдовы и пользоваться ею. Молдавская сторона обязуется данный вопрос закрыть.

Следующий вопрос – это вопрос прекращения уголовных дел. К сожалению, за большой период времени со стороны Молдовы были возбуждены уголовные дела в отношении тех или иных должностных лиц Приднестровской Молдавской Республики, в Приднестровье также возбуждены уголовные дела. Поэтому надо сделать ревизию данных материалов и пойти по пути прекращения так называемых политически мотивированных уголовных дел. И в этом есть тоже движение вперёд, я очень этому рад.

– Молдова, вроде бы, закрыла 11 уголовных дел...

– Это со слов, да. Не 11, вроде бы, а 12 даже. Ещё готова закрыть 26 – всего 38. Напомню, что в 2017 году мы также прекратили в одностороннем порядке более десятка уголовных дел в отношении более десятка фигурантов. Суть не в этом, главное – есть движение вперёд. Да, пусть 11, это очень хорошо, раньше вообще ни одного не было за всю историю этого процесса. Поэтому это движение вперёд, и это меня радует.

Ещё очень большая проблема – это закрытие наших банковских счетов или их неоткрытие в молдавских банках нашим предприятиям. Этот вопрос вынесен на рассмотрение, и я думаю, что это ещё предмет работы рабочих групп.

Что очень важно в переговорном процессе – сам формат «5+2» - это уже итоговое совещание. Очень важна работа рабочих групп и встреча политических представителей один на один, то есть это политические представители сторон: с нашей стороны – министр иностранных дел, с их стороны – вице-премьер. Так вот, если сравнивать количество встреч в 2018-2019 годах, то можно сделать следующий вывод, вначале по цифрам: в прошлом году было проведено 85 встреч рабочих групп, в этом году – чуть больше 20. Если в прошлом году были встречи политических представителей более 20 один на один, то в этом году – только три.

– Не связано ли это с политическими процессами в Молдове?

– Конечно, связано. Электоральные процессы, выборы – но всё уже прошло. Надо навёрстывать упущенное. А именно рабочие группы вырабатывают готовый продукт. Если рабочая группа хорошо отрабатывает поставленную задачу, то, в принципе, проще выйти на подписание и парафировать его в конечном итоге, продукт подготовлен. А если рабочие группы не встречаются, вопросы не обсуждаются, то трудно, конечно на Братиславском саммите или, допустим, на Баварской конференции найти консенсус, потому что материал сырой.

Поэтому мы призываем молдавскую сторону быть более активной, забыть о политике, об электоральных процессах. Скоро опять будут электоральные периоды, выборы президента, поэтому надо это время использовать для движения вперёд.

– Я так понимаю, что из практических договорённостей решили вопрос с автомобильными номерами, но не решили вопрос с водительскими удостоверениями.

– Да, это следующий вопрос повестки дня. Да, действительно, решили вопрос с нейтральными автомобильными номерами и техническими удостоверениями. И, в принципе, в повестке дня и были нейтральные водительские удостоверения, но молдавская сторона пока не готова к этому диалогу по непонятным причинам. Нужны, естественно, опять рабочие группы. Но рабочие группы не встречались, поэтому пока вопрос не решён. Я надеюсь, что начнут работу рабочие группы и будет результат в конечном итоге.

–  Приднестровская делегация с 1 по 4 ноября в Ярославле приняла участие в работе 13-й Ассамблеи Русского мира. Скажите, пожалуйста, мы знаем, что вы выступали в Москве на подобных мероприятиях. Насколько в Приднестровье важен Русский мир и события Русского мира?

– Мне интересно, что вы понимаете под Русским миром? Потому что у нас есть своё понимание, я его и раскрою, а что вы понимаете, ради интереса?

– Я понимаю, прежде всего, участие и встречи соотечественников и продвижение общности некой, в том числе соотечественников, которые проживают за рубежом. Мы растеряли огромное число людей с развалом Союза, и России необходимо принимать какие-то активные действия по этому поводу.

– Давайте скажем: укрепление Русского мира, наверное. Выскажу своё мнение о понимании Русского мира. Многие воспринимают, как красную тряпку, Русский мир, я бы его назвал Славянский мир. Это более объёмное понятие. Я начну издалека. Нам задают часто вопрос: а почему Россия? Почему народ на референдуме высказался за независимость Приднестровской Молдавской Республики с последующей интеграцией с РФ? Почему именно Россия, почему не Молдова, не Украина? Здесь кроется один маленький момент. Очень знаковый и очень основной, откуда конфликт и пошёл между нами и Молдовой. Речь идёт о том, что на территории Приднестровья проживают люди 72 национальностей и народностей. Конечно, основные группы людей – это русские, молдаване и украинцы, и чуть поменьше – болгары, евреи, поляки, немцы и так далее. Но у нас нет государственных языков, есть три официальных языка: русский, молдавский, украинский. На территории Приднестровья никогда не было национализма либо проявления ксенофобии и расизма. Это очень важно понимать.

То есть у нас нет мононациональности. А если взять наших соседей, как Молдову, так и Украину, они, к сожалению, выбрали мононациональный путь своего развития, преобладание коренного населения над иными. А это сказывается на языках. А вот в РФ как раз, в многонациональном государстве, где проживает более 150 наций и народностей, тоже нет мононациональности. Это и есть понятие Русского мира. То есть такая общность, такой эфир, где есть право проживания всем, независимо от своей национальности, цвета кожи и вероисповедания.

В этой общности ты можешь развивать свою культуру: украинскую, болгарскую, гагаузскую, еврейскую, немецкую, польскую - какую угодно, и никто тебя не ущемляет. Это и есть понятие Русского мира. И как раз Русский мир ощущается в большей степени не в РФ, а именно у нас в Приднестровье. Мы его чувствуем и видим.

И ещё есть один элемент – мы близки к России по духу, по интернациональному духу, по духу Русского мира, восприятию Славянского мира.

Мы можем проследить влияние Русского мира ещё со времен Российской империи и Советского Союза. В принципе, и там это было. Просто это не называлось именно так. Историческое Приднестровье имеет очень богатую военную историю. Начиная с 1792 года, когда был основан город Тирасполь генералиссимусом Суворовым, эта территория всегда была на пике всех войн, которые вела либо Российская Империя, либо Советский Союз.

А посмотрим, какие войны вела Россия. Допустим, война с Наполеоном, вы отлично знаете район в Тирасполе Бородинка. Почему Бородинкой он называется до сих пор? Потому что полки Российской Империи уходили на войну именно с этого места, с крепости, на Бородинское сражение. Кто обуздал агрессора Наполеона? Российская Империя, то есть это была миротворческая миссия. Россия прошла через всю Европу, Париж освободила, она его не оккупировала, а освободила, это разные вещи. Русские войска не были оккупационными войсками, они не навязывали русский язык, русскую культуру или православие. Они освобождали от агрессора территорию.

Либо взять войну 1877-1878 годов, это освобождение южной части Европы от османской порты. По сути дела, был установлен геноцид против славян и иноверцев, скажем так, православных. И тогда в результате этой войны болгары, румыны и сербы получили независимость. Кто остановил именно агрессию? Российская Империя, это опять же миротворчество России.

Первая мировая война - то же самое. Основную нагрузку войны несла на себе именно Российская Империя. Если бы не украли победу, не было бы Второй мировой войны. Но случилась Вторая мировая война. Кто обуздал Гитлера, на которого работала вся Европа? Опять же – Советский Союз.

А взять современные войны. Сирию возьмите. Кто пытается обуздать агрессоров в лице ИГИЛа? Конечно же, Россия. Либо, допустим, взять Приднестровье. Кто остановил агрессора? РФ, поэтому это тоже и есть составляющая Русского мира. То есть того мира, который даёт народам надежду на выживание, на безопасность и вообще на сохранение как такового. Это и есть Русский мир.

Поэтому те конференции, которые проводятся, я не знаю, какая тематика была в Ярославле, но там, где я выступал с докладами, я попытался именно это донести до слушателя, потому что, на мой взгляд, на Русский мир лучше смотреть и анализировать со стороны, удобнее понять суть его.

– В Приднестровье, в отличие от многих других стран советского пространства, уважительно относятся к истории, военной истории, памятникам. Как на это реагируют приднестровцы, им это необходимо? Приднестровцы посещают эти места?

– Конечно, весьма положительно. Вообще, приднестровцы очень любят свою историю и дорожат ею. Памятники – это средство, это знак тому или иному событию или личности.

У нас в Приднестровье есть очень хорошее движение, называется «Наследники побед». Мы являемся наследниками всех побед, которые завоевала либо Российская Империя, либо Советский Союз. И вот это движение, которое охватывает все школы Приднестровья, все учебные заведения, изучает все победы русского оружия во всех войнах. Великая Отечественная война – это отдельная история, очень трагическая и победоносная, конечно, ей особое внимание. Но остальные войны тоже велись, и люди освобождались, и люди гибли. Им нужна определённая память, определённое внимание. В этом-то и есть суть исторических событий, происходящих у нас, и создание механизма памяти об этих исторических событиях. А памятники подчёркивают те или иные исторические события.

Кроме того, мы не сторонимся и других страниц нашей трагической истории, ведь жизнь состоит не из одних побед, бывают и трагедии, одна из которых – политические репрессии 30-х годов прошлого столетия. И на территории Тирасполя были расстреляны десятки тысяч человек без суда, людей убивали, закапывали как попало и т. д. 

Было принято решение, и в последние три года мы останки эти эксгумируем и торжественно захороняем. Последнее перезахоронение состоялось как раз на прошлой неделе, 30 октября. Мы перезахоронили более 300 останков расстрелянных людей, открыли музей политических репрессий и открыли новый храм Новомученников российских.

Самое главное, что мы никого не собираемся винить, и ни одно имя виновного не было названо. Главное – отпеть этих людей по-христиански либо в другой конфессии. При захоронении служил не только православный священник, но служил священник-баптист, католический священник и иудейский священник. И это правильно, потому что расстрелянные люди разных национальностей и разных вероисповеданий, их объединила одна смерть. А нас сейчас объединяет память, чтобы не повторилось впредь.

Вот на этом тоже надо учить и наших молодых людей. Есть история, она циклична, и ничего нового не происходит. Можно изобрести мобильный телефон, телевизор новый, но душа, как она есть, так и остаётся, физическая оболочка тоже тленна, и ничего не сделаешь, есть эмоции, есть факты предательства или доблести – это неизменно. А это интересно изучить, потому что, изучая нашу историю, мы предполагаем и по сути своей прогнозируем, что можно ждать в будущем. Поэтому здесь особое отношение.

– Хотел бы закончить неким Вашим прогнозом. Накануне Дня народного единства Вы встречали президента Молдовы Игоря Додона в Бендерской крепости. Однако в этом году Вы встречались буквально первый раз. Какие прогнозы диалога с руководством Молдовы дальше?

– Насчёт Дня народного единства. Как раз в Бендерской крепости он и праздновался 3 числа, в воскресенье. Мы решили его отпраздновать широко с нашими людьми, и Игорь Николаевич изъявил желание посетить с семьёй Бендерскую крепость, просто ознакомиться с объектом. Что мы и сделали. И это хорошо.

Но тем не менее, действительно, вы правы, что в 2019 году первая встреча была. С чем это было связано? Опять же с электоральными процессами. С формированием правительства, коалиции и т. д. Это мешает всегда, поэтому надо двигаться вперёд, есть на это время и есть возможности. А решить надо проблемы, от которых зависит жизнь простых людей. Я очень надеюсь на понимание молдавской стороны, чтобы уйти от политики, не заниматься какими-то пакетами, это всё ерунда, никто к этому не готов, ни одна страна к этому не готова. А мы готовы решить проблемы различного характера, которых много, которые все являются предметом формата «5+2», предметом встреч политических представителей и президента в том числе.

– Спасибо за интервью.

Комментарии