Пресс-конференция Президента ПМР Вадима Красносельского

Пресс-конференция Президента ПМР Вадима Красносельского
Пресс-конференция Президента ПМР Вадима Красносельского

Тирасполь, 13 декабря. /Новости Приднестровья/. Во второй половине дня после оглашения Центральной избирательной комиссией результатов выборов Президента ПМР Вадим Красносельский, набравший 79,4% голосов избирателей, встретился с представителями приднестровских масс-медиа. Общение организовали в конференц-зале Администрации Президента ПМР. Беседовали больше часа, говорится на сайте главы государства.

Вадим Красносельский, Президент ПМР:

Для начала я хотел бы поблагодарить всех граждан ПМР, кто пришёл вчера на избирательные участки и отдал свой голос. Хочу поблагодарить, конечно, за поддержку меня как кандидата в Президенты, как действующего Президента нашего государства. Речь идёт о поддержке всей команды. Это очень важно. Лозунг «Мы сделали это вместе» – не пустые слова. То, что достигнуто в нашей республике, – это плод совместного труда. Те граждане, которые проголосовали за мою кандидатуру, отдали голоса нашей команде.

 

Никита Кондратов, Первый Приднестровский телеканал:

Как Вы оцениваете прошедшее голосование? Сергей Пынзарь набрал 11,8%. Недействительных бюллетеней 8,8%. Что для Вас значат эти цифры?

Вадим Красносельский, Президент ПМР:

Прошедшие выборы я оцениваю как абсолютно демократичные, открытые, свободные, гласные. В связи с чем хочу передать слова благодарности сотрудникам центральной, территориальных, участковых избирательных комиссий, волонтёрам, правоохранителям, тем, кто обеспечивал общественный порядок во время проведения голосования, главам госадминистраций, тем, кто подготовил избирательные участки – всем, кто участвовал в этом большом электоральном процессе. Что касается цифр. То, что более 79% поддержали мою кандидатуру – это хороший кредит доверия. Определённый процент получил и второй кандидат. К сожалению, 8,8% бюллетеней признано недействительными, часть была испорчена. Как я это расцениваю? Наверное, есть люди, которых не устраивает ни одна кандидатура, ни вторая. Они, может, желали поддержать третью, четвёртую кандидатуру, не видели их фамилии там. Это привело к таким мерам, как испорченный бюллетень. Я вам скажу так. Я не держу обиды на тот или иной поступок. По большому счёту, если бы мне сейчас сказали, а вот давайте мы вам дадим фамилии тех, кто испортил бюллетени, я бы отказался. Наше общее дело – развитие и созидание Приднестровья – будет продолжено. Я хочу делом доказать всем, кто сделал выбор в пользу кандидата Красносельского, что они не ошиблись. А те, кто сомневались – есть надежда, что они изменят своё решение. Главное – не слово, а дело. Вот делом я и буду доказывать и исполнять.

 

Игорь Авренев, телеканал ТСВ:

Вадим Николаевич, поздравляю с победой. Такой вопрос: люди, которые за Вас проголосовали – 79,4% – почему они за Вас? Чего они от Вас ждут?

Вадим Красносельский, Президент ПМР:

Каждый избиратель – это личность, и каждый ждет своего. Но, тем не менее, есть общие темы. Прежде всего – это мир, мир в Приднестровье. Это стабильность. Это стремление к самодостаточности, которую, возможно, нельзя достичь на 100%, но надо идти в этом направлении. Это развитие инфраструктуры. Это развитие территорий. Это совершенствование системы здравоохранения. Это исполнение всех социальных обязательств. Каждый видит свое. Но общее – это мир и развитие. Наверное, этого хотят люди. И мы к этому стремимся.

 

Александр Карасев, газета «Приднестровье»:

Программа ФКВ выполнена, но она не закончена. Она продолжается. И на выборах люди отмечали, что сделано много. Не заметить этого может только тот, кто этого не хочет. Программа ФКВ будет продолжена. На какие объекты будет обращено внимание в первую очередь?

Вадим Красносельский, Президент ПМР:

Программа Фонда капвложений – многовекторная. Речь идет о модернизации Приднестровья, об улучшении жизни Приднестровья. Конечно, планов много, у нас «креатива» хватает. К сожалению, денежные средства от «креатива» чуть отстают. Идей много, но финансовые возможности не всегда на необходимом уровне. Желательно, чтобы средств было больше. Мы бы сделали в разы больше за год, чем сделали на текущий период времени. Тем не менее, планы есть. Я бы не хотел досконально разворачивать ответ в плане конкретных объектов. Скажу одно. Вы же помните, когда я давал пресс-конференции в 2017, 2018, 2019 году, я говорил о развитии. Говорил о том, что каждый пустырь должен стать парком или спортивной площадкой; что должны быть ухоженные территории; что надо развивать туризм; что надо ремонтировать и строить социальные объекты. И если внимательно изучить реакцию социума, народа, то многие тогда не доверяли сказанному. Мы делом доказали, что это возможно. Главное – работать, работать всем, кто желает развития нашей республики.

Поэтому я скажу так: Фонд капитальных вложений будет существовать, пока в этом будет потребность, пока люди будут заявлять о потребности в дальнейшем развитии государства. Когда я встречался с людьми, особенно в последнее время, в любом селе, городе люди говорят о чем? Надо отремонтировать дорогу, тротуар, Дом культуры в сельской местности, надо построить фельдшерско-акушерский пункт, сельскую амбулаторию, отремонтировать больницу, построить детскую площадку, спортивную площадку, надо открыть новый парк. В принципе, то, что люди просят, – это и входит в Фонд капитальных вложений. Он так и формируется – исходя из требований людей. Вот когда эти запросы будут прекращены, то есть уже все будет сделано, тогда Фонд капитальных вложений и перестанет существовать. Но я думаю, что это невозможно.

Буквально завтра депутаты Верховного Совета будут рассматривать проект закона о бюджете в первом чтении и, естественно, один из основных разделов – разделов развития – это Фонд капитальных вложений. По нему было очень много споров. И я, конечно, в них участвовал. Но споры – это к созиданию, к развитию. Никто не ставит своей целью исключение каких-либо объектов, либо вообще исключение Фонда капитальных вложений. Просто каждый хочет внести свою лепту. Поэтому и Фонд капитальных вложений, и результаты исполнения этой программы – это совместная деятельность и Президента, и Правительства, и Верховного Совета, и каждого, кто трудится над его исполнением. Поэтом, однозначно, сделали эту работу вместе. Будем дальше развиваться.  

 

Ирина Левицкая, телеканал ТСВ:

Вадим Николаевич, у меня вопрос о Правительстве. Каким будет Правительство Приднестровской Молдавской Республики в ближайшие пять лет, изменится ли его состав?

Вадим Красносельский, Президент ПМР:

На счет состава вопрос преждевременный. Это надо обсуждать. Я, честно говоря, не вижу коренных изменений, во всяком случае, пока. Каждый работает. Каждый на своем месте. Каждый делает все, что может сделать. Это факт. Каким я вижу его впредь? Стабильным, рациональным и исполнительным.

 

Александр Лагутин, Первый Приднестровский телеканал:

На эти выборы было очень сильное давление со стороны Молдовы. Вы знаете. Не пропускали международных наблюдателей – мы делали про это материалы. Вчера в Дороцкое не пропустили членов избирательной комиссии. В Молдове говорят: выборы нелегитимные, все нелегитимное. Как нужно вести переговоры с тем, кто тебя вообще не признает? И, может, пора нам уже принять какие-то ответные меры? Скоро уже 1 января, введут вторую фазу контроля. Ну, так ее анонсируют. А в это время диалога с Молдовой вообще нет, практически. Что будем делать?

Вадим Красносельский, Президент ПМР:

То, что транслирует Молдова, вызывает только сожаление. Просто сожаление. Вообще, скажу так. Молдавские политические деятели, общественные деятели, те, кто это заявляют, противоречат сути и истине. А суть и истина состоит в том, что Приднестровье является равным участником переговорного формата, признанного всеми, кто в нем участвует. А я прошу заметить, это – Россия, Украина, Евросоюз, ОБСЕ и США. Все перечисленные государства признают структуру, выбранную власть в Приднестровье. Мы являемся равноправными переговорщиками. А Молдова якобы не признает, хотя является тоже участником формата «5+2» с равными правами и обязанностями, как и Приднестровье. Мы являемся равными участниками данного формата. Вот как тут? Понимаете, это белое и черное. Сама суть их заявлений противоречит здравому смыслу. Данный электоральный период был отмечен заявлениями, которые делались уже не после выборов, а до. То есть, еще до выборов сказали, что это все антидемократично, все незаконно, мы не признаем, и так далее. Поспешили чуть-чуть, наверное. Но для того, чтобы как раз подтвердить демократичность выборов, и должны были прибыть на территорию Приднестровья ряд наблюдателей. Депутаты Госдумы, сенаторы прибыли и зафиксировали то, что происходило на нашей территории. А вот члены Общественной палаты, представители организаций по защите прав человека, политологи не сумели попасть на территорию Приднестровья в связи с тем, что были выдворены с территории Молдовы, из кишиневского аэропорта. Опять же, это все вызывает сожаление. Спрашивается: зачем? Наоборот, пришлите своих наблюдателей. Мы и ОБСЕ приглашаем традиционно. Пришлите. Но они этого боятся. Они боятся убедиться в том, что у нас как раз демократично и открыто. В Дороцкое не пустили наших сотрудников с избирательной урной. К кому не пустили? К людям не пустили. Все-таки молдавским политикам надо научиться уважать мнение людей. Они постоянно говорят про демократию. Так надо не заявлять, а надо быть демократичными. Это разные вещи – слово и дело. А сейчас между словом и делом есть пропасть у некоторых молдавских политиков, политологов и так далее.

Более того, Приднестровье существует 31 год. И давно пора понять, что уже выросли поколения, которые делают выбор Президента, Верховного Совета и местной власти. Напомню, что Приднестровье было образовано путем референдумов, с учетом мнения всего народа. Это метод прямой демократии. Молдова за все время своего существования ни разу не испробовала данный метод – прямой демократии. Они не хотят проводить референдум ни по одному вопросу. В этом есть страх, понимаете? Также есть страх перед выбором нашего народа. Поэтому пытаются опередить самих себя, опередить здравый смысл своими заявлениями. Но это к хорошему не приводит. Это стагнирует наши отношения. Говорить-то надо все равно. А кого они хотят видеть в формате «5+2»? Кто будет представителем, как не Президент, министр иностранных дел либо иные политические представители? Других нет. Все это вызывает сожаление. Я не хочу из этого делать трагедию. Ее нет. И я все-таки надеюсь на здравый смысл, понимание действительности и неизбежности движения вперёд в результате переговоров.

Что касается второй фазы контроля, посмотрим. Конечно, мы прорабатываем встречные меры. Тут даже сомневаться не приходится.

 

Юрий Соловьев, Радио 1:

Вадим Николаевич, сегодня вышло интервью, где Вы отвечали на вопросы нашего российского коллеги. Отвечая на один из вопросов, Вы сказали, что многое еще предстоит сделать. Какие главные задачи Вы ставите перед собой на ближайшие пять лет президентства?

Вадим Красносельский, Президент ПМР:

Вопрос короткий, ответ будет более емкий. Во-первых, у нас есть три направления. Давайте, мы разделим все задачи, разложим их на три больших раздела: политическая стабильность, экономическая самодостаточность и социальная справедливость. Что касается политической стабильности. Это, конечно, внешний периметр, это переговорный процесс, наши отношения с соседями, их выстраивание как ни было бы сложно это делать. Это Молдова, это Украина, это Европейский союз, это и Соединенные Штаты Америки как естественный участник формата «5+2». Ну и, конечно, наши стратегические отношения с Российской Федерацией. Они более прозрачные, более понятные лично для меня и более стабильные. Здесь также можно выделить направления. Военное взаимодействие. Я напомню, что на территории Приднестровья проходит миротворческая миссия Российской Федерации. Это и есть фактор военного взаимодействия. Помимо миротворцев России, в нем участвуют миротворцы Молдовы и Приднестровья. Есть политическое взаимодействие. Мы говорим о формате «5+2», прочих договоренностях. Есть культурно-гуманитарное взаимодействие, есть взаимодействие в сфере образования, есть экономическое взаимодействие. Что касается наших соседей, в основном все отношения с соседями, другими структурами – это формат «5+2». Мы рассчитываем на продолжение его работы. Опять же, по инициативе молдавской стороны, «Постоянное совещание…» пока приостановлено. Заседание должно было пройти в октябре-ноябре, но опять у них то электоральные процессы, то кто-то ушел, кого-то не назначили. Специально, не специально, но все это стагнирует процесс. В любом случае, если и состоится формат «5+2», то основной принцип его работы – это исполнение ранее подписанных договоренностей. Нам есть что сказать. Приднестровье исполняет ранее достигнутые договоренности. Это нужно знать, четко понимать. Молдова не исполняет ранее подписанные договоренности. Первый вопрос на формате «5+2» будет таков: «Как вы исполнили протокол «Берлин», «Берлин+», те соглашения, которые были подписаны в развитие данных договоренностей в 2017-2018 годах»? А нечего сказать. Наверное, поэтому Молдова и уклоняется от прямого контакта, потому что нечего сказать. Мы рассчитываем на движение вперед в этом векторе.

Что касается экономики, экономической стабильности, это развитие государства в целом. Мы экспортно-ориентированное государство. Мы субсидируем нашу промышленность, наш агропромышленный комплекс, мы это делаем, и будем делать дальше. Мы должны развивать предпринимательство, мы должны создавать новые рабочие места. Естественно, при этом привлекать инвестиции. То, что мы делали в минувшую пятилетку, мы будем делать и в следующую. В этом же разрезе можно говорить и о развитии агропромышленного комплекса, продуктовой самодостаточности. Сейчас надвигается продуктовый кризис, мировой продуктовый кризис. Цены растут. И растут не в Приднестровье, а везде. Как раз в Приднестровье мы стараемся их стабилизировать. Речь идет о внутреннем производстве. Конечно, без развития агропромышленного комплекса, без развития его комплексных механизмов, таких как мелиорация, льготное кредитование аграриев, достичь полной самодостаточности невозможно. Этому будет посвящен бюджет следующего года и основные программы развития нашего государства.

Следующий аспект – это социальная справедливость. Выплата пенсий и зарплат: их увеличение – наш приоритет. Это выполнение иных социальные обязательств, модернизация системы здравоохранения, строительство и ремонт инфраструктуры коррекционных учреждений, борьба с пандемией… По большому счету, все, что я сейчас назвал, входит в структуру и концепцию Стратегии развития Приднестровской Молдавской Республики на восемь лет. Уже три года прошло. Помните, были критические замечания? А как на восемь лет? Можно ли на восемь лет планировать? Можно планировать. Мы уже прожили три года, исполняя нашу Стратегию развития Приднестровской Молдавской Республики. Еще проживем и пять лет, а потом появится следующая Стратегия на следующий период. Понимаете? По большому счету то, что мы запланировали, уже все прописано. Мы будем это исполнять.

 

Ирина Левицкая, телеканал ТСВ:

Вадим Николаевич, Вы озвучили общие масштабные задачи, хотелось бы спросить более конкретно, каким будет Ваше первое решение, принятое на посту Президента Приднестровской Молдавской Республики, избранного на второй срок?

Вадим Красносельский, Президент ПМР:

Ну, Вы знаете, наверное, когда Президент только избран в первый раз, тогда может быть и первое решение. Моё решение, какое бы оно ни было, будет продолжением прежних решений. Поэтому сказать, что будет завтра, будут ли решения стратегические… Таких не будет. Будет нормальная работа и решения, принимаемые в развитие государства, решение государственных проблем либо решение конкретных проблем любого человека, который обращается в мой адрес. Вот и всё.

 

Александр Карасев, газета «Приднестровье»:

Вадим Николаевич, Вы Президент и снова Президент. Скажите, пожалуйста, визит в Москву планируете и когда?

Вадим Красносельский, Президент ПМР:

Ну конечно, планирую. Но сейчас давайте не будем торопиться со сроками. Должна пройти инаугурация и, конечно, будет рано или поздно и рабочий визит в Москву.

 

Алла Иванченко, ИА «Новости Приднестровья»: 

На фоне происходящих событий, строительство приднестровского аэропорта не стало более реальной перспективой?

Вадим Красносельский, Президент ПМР:

Вы, наверное, сегодня слушали внимательно конференцию российских политических деятелей, которые говорили об открытии аэропорта. Я не против. И готов сделать всё возможное для его открытия, даже предложить включение этого объекта в Фонд капитальных вложений. Но, наверное, что касаемо строительства аэродрома, в частности в городе Тирасполь, необходимы консолидированные решения – не только приднестровское. Пока его нет. А в принципе, я очень даже «за».

 

Виктор Савченко, Первый Приднестровский телеканал:

Несмотря на важные политические моменты, о которых много вопросов Вам было задано, хочется спросить о футболе. Он по-прежнему актуален. Жеребьёвка Лиги Европы только что прошла. Соперник «Шерифа» – «Брага» португальская. Чего ждёте от этого противостояния? В целом от этой европейской футбольной весны? Хотя на самом деле речь о феврале, так что скорее европейской футбольной зимы с продолжением.

Вадим Красносельский, Президент ПМР:

На прошлой неделе был Международный день футбола. Я набрал Юрия Николаевича Вернидуба, поздравил его с Днём футбола. Конечно же, поблагодарил за успех команды «Шериф». Пожелал соперника, с которым можно бороться в футбольной весне. Когда команда «Шериф», я помню, вышла в Лигу Чемпионов, определились соперники – «Реал» мадридский, «Интер» миланский, «Шахтёр» украинский, то никто, наверное, не ждал побед. Все хотели посмотреть на эти команды. Ну и где-то может быть ничья. А может быть даже и победа… Но состоялось так называемое футбольное чудо. Хотя везде есть своя закономерность, и, наверное, после этих успехов хочется и дальнейшего развития успеха команды «Шериф». Поэтому очень хочется увидеть красивый футбол, и, конечно, есть надежда на победу. На проход в 1/8 Лиги Европы.

 

Виктор Савченко, Первый Приднестровский телеканал:

Будет награда для Юрия Николаевича Вернидуба?

Вадим Красносельский, Президент ПМР:

Надо подождать ходатайства футбольного клуба. Не только, наверное, Юрий Николаевич заслуживает награды. Заслуживают награды и игроки, и администраторы. Была пауза в этом плане. Будет ходатайство, оно ходатайство будет удовлетворено.

 

Виктор Савченко, Первый Приднестровский телеканал:

Вадим Николаевич, а с кем-то, кроме Блохина, всё-таки сфотографируетесь?

Вадим Красносельский, Президент ПМР:

Ещё с Александром Заваровым, с удовольствием. Я был поклонником киевского «Динамо» в 80-х годах. Плеяда игроков, которые выводили на совершенно иной уровень советский футбол, клубный футбол – Игорь Беланов, Александр Заваров, Олег Блохин и многие другие, которые были костяком сборной Советского Союза. Они заслуживают всяческого уважения. Я не хотел бы никого выделять из сегодняшних игроков. Я всё-таки об истории: с теми игроками, которых я обозначил, с удовольствием бы встретился и сфотографировался. 

 

Дмитрий Матвеев, газета «Днестровская правда»:

Добрый день, Вадим Николаевич! Оглядываясь на завершившийся первый президентский срок, хотелось бы спросить у Вас, все ли было так, как Вы себе представляли, когда были избраны впервые на должность Президента. Что, может быть, Вас удивило, что вызвало недоумение? Все ли получилось?

Вадим Красносельский, Президент ПМР:

Не было никаких открытий. Все-таки я занимал различные должности в Приднестровье, знаю народ, чувствую его, знаю исполнителей и хочу сказать совершенно точно: все, что планировалось, практически исполнено. Практически все. Мне нравилось общаться с людьми. Я учился их слышать. Это надо делать всегда и учиться этому всегда. Нравилось работать с общественными организациями – в этом есть большой толк. Я всегда рассматриваю почту сам. Понятно, что из-за пандемии встречи ограничены, но почта приходит. И это здорово. И, кстати говоря, очень многое я беру из того, что пишут люди в мой адрес. Нравилось работать с конкретными исполнителями – с министрами, с правительством, с депутатами, с главами администраций. Нравилось работать, как говорится, «на земле». Я очень часто выезжал в регионы и далеко не всегда брал с собой пресс-службу. Я люблю работать без лишнего пиара, без камер. Я видел, как все строилось с нуля. Когда приезжаешь и видишь огромный котлован – как в Дубоссарах, где построили коррекционное учреждение для детей. Я видел в нем острую необходимость. Я видел, в каких условиях находились эти детки с ограниченными возможностями, ютившиеся в крыле детского садика. И когда рядом рыли этот котлован огромный, я думал только об одном – чтобы Господь дал силы это все закончить. И силы, и средства, и все остальное. Все-таки форс-мажора хватает везде. Но Господь дал, и народ сделал, и очень замечательно. Сейчас приезжаешь в этот центр, и это совсем другая планета. Это полное обеспечение, это восстановление этих деток, их социализация. Там сделано все необходимое. Или, например, Суворовское училище – за полгода стал совсем другой объект. Это и Екатерининский парк, и Бендерская крепость, и центры наших городов и районов, парки, спортивные площадки.

Да, это занимает много времени. Можно было бы посвятить это время чему-то другому. Но мне нравится так. Я – Президент не кресла, я – Президент работы. Я люблю работать именно на территориях. Я не поменяю свое отношение к этому делу. У меня в багажнике лежит две запасные пары обуви, которую я обуваю и иду по стройкам. Все это прекрасно знают и делают то же самое. В лакированных туфлях уже не ходят за мной, как было ранее. Пару раз походили, испортили обувь, и уже имеют запасную. Надо работать на земле, ближе к ней. Это формирует понимание того, что делать дальше. Поэтому еще раз говорю о том, что все программы, которые существуют, и которые мы будем формировать и развивать, включая Фонд капитальных вложений, – это именно требование людей. В каждом городе есть свои объекты, которые люди ждут. Однозначно уже в будущем году эти проекты получат старт, и через год, через два они будут закончены.

 

Александр Корецкий, ИА «Новости Приднестровья»:

Вадим Николаевич, в прошлом году вы инициировали создание приднестровских президентских грантов для реализации социокультурных проектов. Такое произошло впервые в истории Приднестровья. Планируется ли продолжение такой программы? Если да, то для чего вообще эти гранты, на Ваш взгляд, необходимы?

Вадим Красносельский, Президент ПМР:

Конечно, планируется. Я был удивлен активностью людей. Гранты были разные. Тематика – спорт, культура, здоровье, экология, археология и другие. Через эти гранты понимаешь, что люди хотят жить в этом государстве и развивать его. Это надо поощрять. Претендентов было много. Комиссия выбрала лучших. Естественно, это очень позитивно, и мы сто процентов будем двигаться дальше в развитии грантовой системы. Гранты были выиграны, получены. Мы сейчас проводим анализ, как освоили средства, каков результат. Лучших поощрим. Такую задачу я уже поставил. Будем модернизировать систему грантов, улучшать её. Желательно, конечно, её финансово увеличить, уже посмотрим по возможностям. Но то, что она будет сохранена, – это точно.

 

Александр Лагутин, Первый Приднестровский телеканал:

Вадим Николаевич, как я понял, Вы смотрели сегодня конференцию правозащитников, членов Общественной палаты, которая проходила в Москве, и там был лейтмотив такой, что Россия должна помогать Приднестровью. Вы можете сейчас озвучить те меры поддержки, которые может оказать Россия, чтобы защитить интересы, как граждан России, так и приднестровцев, которые здесь живут?

Вадим Красносельский, Президент ПМР:

Я не могу сказать, что Россия не помогает. Чтобы такого мнения не сложилось, я готов сказать о том, что у нас идёт неплохое взаимодействие между Приднестровьем и Российской Федерацией по тем направлениям, которые я ранее обозначил. Не всегда вопросы получают своего развития либо решения окончательного, исходя из, допустим, российского законодательства, необходимости его изменения и так далее. Тем не менее, движение вперёд есть. Если говорить о конкретике, что остро необходимо, я могу назвать те вопросы, которые поднимаю постоянно перед российскими политическими деятелями, российскими чиновниками. Вот сейчас депутаты приезжали. Они хоть и приехали на выборы наблюдать, я встречался с ними, обозначил те проблемы, которые существуют, которые надо срочно решать. Первая проблема – оказание полного спектра услуг консульского пункта. Это кадровое, материальное обеспечение консульского пункта. У нас проживают 220 тысяч граждан России. Люди рождаются, люди умирают, заканчиваются сроки действия документов, тот или иной гражданин может потерять документы… Их надо восстанавливать или менять. Вот этот блок проблем, который уже накоплен, не решается из-за технических моментов, на мой взгляд. Это кадровые, материальные составляющие. Следующий вопрос связан с применением материнского капитала в Приднестровье: чтобы те граждане, которые получают материнский капитал, могли применить его на территории Приднестровья для получения образования в Приднестровском госуниверситете, а также при строительстве или покупке вторичного жилья. Третий момент – получение сертификата медицинского страхования гражданами России, которые проживают на территории Приднестровья, для получения при необходимости медицинских услуг в России. Сейчас это затруднено. Следующий момент – придание ПГУ статуса российского вуза и его включение в российскую цифровую систему. Это даст возможность и импульс развития нашему учебному заведению. Ну и, конечно, упрощение получения гражданства Российской Федерации всеми соотечественниками, проживающим на территории Приднестровья, вне зависимости от иного гражданства. Есть, конечно, масса других нюансов и вопросов, которые я постоянно слышу от людей. Эти вопросы надо решать.

 

Виктор Савченко, Первый Приднестровский телеканал:

Вадим Николаевич, хочется вернуться к теме выборов. Я как гражданин наблюдаю за выборами где-то с 2001 года, как журналист – с 2006. Выборы были разными, одни на другие не похожи. Нынешние выборы тоже не похожи ни на какие другие. В этот раз кандидатов было мало. Хочется спросить, нынешнее отсутствие идейной борьбы, серьёзного противостояния предвыборных программ – это какой-то ситуативный момент? Или же мы как-то сплотились уже воедино до такой степени, что в будущем нас серьёзная конкуренция, серьёзная борьба не ждёт? Если проще вопрос сформулировать, что дальше будет с приднестровской демократией?

Вадим Красносельский, Президент ПМР:

Вопрос, знаете ли, и философский, и объёмный. Если вы помните, в 2017-ом году я говорил о консолидации общества – Президента, правительства, Верховного Совета, в целом общества – и многое для этого делал. Это есть стабильность, внутренняя стабильность. Я говорил о том, что есть внешний фактор, а есть внутренний. Вот внутренний фактор в нас самих, мы его сами должны формировать, а без стабильности это невозможно. Поэтому, наверное, во многом это повлияло на электоральный период 2021 – выборы Президента. Электоральный цикл прошёл весьма спокойно.

Но этому есть и другое объяснение. Всё дело в том, что я и наша команда не работали на результат голосования исключительно в 2021 году, как бывает: электоральный цикл, все кинулись и начинают работать в последний год. Нет, так нельзя. Мы начали работу в 2017-ом году и работали все 5 лет. Я как кандидат в Президенты и одновременно действующий Президент входил в электоральный цикл, для меня не было ничего нового. Я как ездил на объекты, так и ездил на объекты, их контролировал. Я как встречался с людьми, так и встречался с людьми. Мой рабочий день значительно не поменялся в этой части. Наверное, в этом тоже была некая стабильность электорального периода. Я считаю, что чем стабильнее электоральный период, тем лучше для государства, лучше для людей. У людей, знаете, и так много проблем. Вешать на них какие-то проблемы политического толка, даже внутреннего – контрпродуктивно. Я считаю, что полученный – лучший результат, не с точки зрения процента, который народ дал мне как вотум доверия своего, я говорю о внутренней стабильности, которая присутствовала. Это дорогого стоит. А что будет дальше – время покажет.

 

Юрий Соловьёв, Радио 1:

Вадим Николаевич, на фоне стагнации переговорного процесса, поставок вооружения НАТО в Молдову и некоторых высказываний политиков из Кишинёва, хочется спросить, как дела у приднестровской армии. Планируются ли ещё какие-то преобразования или из запланированного всё сделано?

Вадим Красносельский, Президент ПМР:

Я скажу так: что запланировано, то сделано. Это надо отметить. Приднестровская армия улучшилась. Это видно по материальному состоянию, по состоянию инфраструктуры – столовых, казарменных расположений, и, главное, по внутреннему духу армии. Конечно, такое зло, как «дедовщина», наверное, полностью побороть невозможно. Даже в суперсовременных армиях такие элементы существуют. Но, тем не менее, мы минимизировали злоупотребления в приднестровской армии. При этом введен институт рабочего дня, студенты, которые приходят на службу в армию, могут продолжить учёбу в учебных заведениях. Начиная от министра обороны и заканчивая рядовым солдатом, воспитывается дисциплина во всех звеньях Вооружённых сил. Естественно, без нормальной боевой и политической подготовки тоже невозможно видеть развитие Вооружённых сил. Это тоже есть. Мы занимаемся и кадровым обеспечением. Открыто Суворовское училище. В настоящее время мы планируем улучшить материально-техническое обеспечение Вооружённых сил. Это тоже фактор развития, не говоря уже о боевой подготовке. Это всё, в принципе, открытая не секретная информация: наши Вооружённые силы, все правоохранительные структуры с учётом мобилизационного резерва, все мы будем отрабатывать в следующем году программы по обороне ПМР. Это нормальная работа. Мы – мирное государство, я уже об этом неоднократно говорил, при этом понимаем, что уважают сильных и способных себя защитить.

 

Дмитрий Матвеев, газета «Днестровская правда»:

Вадим Николаевич, вопрос не экономического и не политического характера. Как в семье восприняли новость о переизбрании? Учитывая Ваш график и напряженность, Вы, наверное, «потеряны» для своих родных и близких?

Вадим Красносельский, Президент ПМР:

Не могу сказать, что прямо потерян. Нет. Надо гармонично выстраивать свое время. Время должно быть и на работу, время должно быть и на семью. Без этого никак. Скажу откровенно: супруга всегда с тревогой воспринимает все эти процессы. Как и прошлые выборы. Она понимает, что это такое. Она была моей супругой, когда я был милиционером, начальником милиции, министром внутренних дел. Она понимает и видит, как я работаю, она прекрасно знает, что я не буду сидеть на кресле в кабинете. Она прекрасно понимает, что я буду тратить массу времени. Но она выбрала меня супругом, когда я был еще курсантом военного училища. Понимаете? Вот, в чем нюанс. Сделала свой выбор и уже воспринимает данность такой, как она есть. Только помогает мне. Однозначно.

 

Александр Лагутин, Первый Приднестровский телеканал:

Вадим Николаевич, одним из сложных направлений во время Вашего первого президентского срока, на мой взгляд, была отрасль медицины. Я помню нашу встречу в 2017 году…

Вадим Красносельский, Президент ПМР:

В 2018 году. Март, 2018-го года, Александр. Я тоже хорошо ее помню.

 

Александр Лагутин, Первый Приднестровский телеканал:

Сколько сменилось министров, потом пандемия, которая еще больше оголила эти проблемы. Я сам столкнулся год назад с хамским обращением врачей с моей теперь уже покойной мамой, которая лежала тогда в онкологии. Вопрос такой: когда мы будем хотеть обращаться к нашим врачам, а не ехать куда-то заграницу? Когда этот момент наступит?

Вадим Красносельский, Президент ПМР:

Я хочу напомнить характер совещания марта 2018 года. Концепция и самый главный посыл этого совещания был в чем? Я требовал просто нормального отношения к людям, корректного отношения к людям. В принципе, я больше ни о чем не говорил. Почему так? Напомню, что необходимость данного объемного совещания возникла лично у меня вследствие изучения обращений граждан. Это первое. Второй момент – это итог рассмотрения данных заявлений. Многие заявления были абсолютно объективные (не все, кстати, объективные заявления, это понятно, это жизнь). Такими выводами я не был удовлетворен. Я увидел, что сама система здравоохранения занимается на тот период времени в большей степени круговой порукой. Это страшно для системы. Когд- то или иное должностное лицо, чиновник, врач, милиционер, перестает чувствовать опасность наказания за неисполнение либо ненадлежащее исполнение своих служебных обязанностей, это ведет к злоупотреблению в дальнейшем. В конечном итоге это сказывается на людях. Я тогда давал посыл изменить философию отношений между врачом и пациентом. Хотя можно и наоборот сказать – между пациентом и врачом. Врачи тоже нуждаются в защите. После данного совещания я видел необходимость и других системных изменений. Речь идёт о чем? Вы тоже люди, наденьте на себя белый халат, на минуточку почувствуйте себя врачом, пообщайтесь с пациентом. Что необходимо? Необходимо создание рабочего места врача – удобного, теплого, комфортного, в нормальном помещении, с нормальным оборудованием. Бытие однозначно определяет сознание. Я в этом нисколько не сомневаюсь. У врача, который работает в надлежащих условиях, меняется философия и отношение к пациенту, в том числе. Мы пошли и по этому пути. Менялись министры. Потом случилась пандемия. И в пандемию я руковожу процессом. Я взял на себя эту ответственность. Хотя в начале 2020-го года, когда пандемия возрастала, было опасно Президенту это возглавлять. Кто знал, что получилось бы? Получилось, не получилось – в любом случае пришлось бы шишки собирать мне. Я на это пошел сознательно, понимая, что Президент должен систематизировать, зацементировать структуру, дисциплинировать в конечном итоге. Причем не только министерство здравоохранения, а все структуры должны принимать участие в борьбе с пандемией. Это еще больше меня приблизило к системе здравоохранения. И я вам скажу, тот комплекс мер, который мы ввели, это и Фонд капвложений, и те меры, которые мы применяем в борьбе с коронавирусом, и личное общение с главными врачами каждый понедельник, дали свой результат. Количество обращений негативного содержания в адрес Президента снизились, наверное, в десятки раз по сравнению с 2017, 2018 годами. Каждое обращение внимательно изучается руководством министерства здравоохранения, если это рядовое какое-то обращение. Если речь идёт о жизни и здоровье человека, его уже внимательно изучает прокуратура нашей республики либо Следственный комитет. При этом я не поменял свою философию абсолютно. Я требую только одного: нормального корректного отношения к людям. Кстати говоря, это я требую не только от работников здравоохранения. Я требую это и от работников социальной защиты, МВД, таможенного комитета – ото всех чиновников. Это комплексный вопрос. Поэтому я и пришёл в конечном итоге к выводу, что всё-таки надо думать о социуме и в плане воспит

Комментарии