Политические права приднестровцев нарушались в Кишинёве ещё 30 лет назад

Политические права приднестровцев нарушались в Кишинёве ещё 30 лет назад
Политические права приднестровцев нарушались в Кишинёве ещё 30 лет назад

Циничное нарушение прав граждан Молдовы, живущих в Приднестровье, в день голосования по выборам Президента РМ продолжают обсуждать журналисты и политологи. Большинство склоняются к мысли, что устроившие дискриминацию жителей Приднестровья политики и представители так называемого гражданского общества Молдовы обозначили фактическое состояние полного разделения двух стран. Теперь и в Кишинёве звучит тезис о международном признании Приднестровья как о способе гарантировать его жителям соблюдение их гражданских прав.

Ретроспектива показывает, что такое разделение возникло ещё в период СССР –  в 1990 году группы  активистов  Молдовы отказывали приднестровцам в гражданских правах, называя их чужаками-шантистами и манкуртами-пришельцами. Уже тогда культивируемая в Кишинёве концепция «людей второго сорта» привела сначала к естественному гражданскому сопротивлению, а затем и к формированию республики в Приднестровье. Впрочем, долгое время приднестровцы пытались достучаться до властей Молдовы через парламент – в Верховном Совете МССР депутаты левобережных районов раз за разом призывали своих молдавских коллег свернуть с опасного пути. Итогом стало избиение приднестровских депутатов 22 мая 1990 года, после чего они были вынуждены отказаться от работы в парламенте Молдавии. Таким образом, не следует забывать, что нападки на приднестровцев, произошедшие в прошлые выходные, начались еще 30 лет назад. Именно тогда в Кишинёве наплевали в прямом и переносном смысле слова на жителей левобережных районов.

 

Приднестровские депутаты защищали права избирателей

После того, как политические забастовки августа-сентября 1989 года не оказали воздействия на власти Молдавской ССР, принявшие в угоду националистам дискриминационные законы о языке, представители Приднестровья попытались решить возникшие проблемы парламентским способом. В феврале 1990 года на выборах в местные советы и Верховный Совет Молдавской ССР победили сторонники активной защиты прав приднестровцев. В парламент союзной республики были избраны 60 человек от приднестровских районов. Большинство из них – В. М. Арестов, А. Н. Бут, В. И. Глебов, В. В. Дюкарев, П. А. Заложков, Н. И. Остапенко, В. Н. Ордин, И. Н. Смирнов, А. П. Манойлов, Б. Н. Акулов, А.З. Волкова были готовы добиться обеспечения равноправия языков в МССР и сохранения республики в составе СССР.

Однако фракция «Советская Молдавия», сформированная из приднестровских и гагаузских депутатов и депутатов-интернационалистов из Кишинёва, не могла существенно повлиять на расклад сил в парламенте.  На тот момент тон там  задавали депутаты-народнофронтовцы, развязавшие настоящий моральный террор против инакомыслящих. Как показали дальнейшие события, путь парламентаризма оказался тупиковым: НФМ не желал слушать, апеллируя к толпе, собиравшейся у стен Верховного Совета МССР.

Методом угроз националисты пытались заставить умеренных депутатов следовать их воле.

«Было там много нормально мыслящих, нормально настроенных депутатов, в частности депутатов-аграриев. Так вот, они иногда в гостинице потихоньку подойдут и извиняются за поведение своих коллег, а потом глаза опустят и говорят: "Вы ж нас поймите, если мы проголосуем по-другому, нас же в порошок разотрут, а ведь семья, дети…". А с депутатами от Народного фронта пытаешься беседовать, а в глазах у них темнота, просто слепли от ярости: "Вы – оккупанты и убирайтесь вон!". Вот и вся недолга!» – отмечал тираспольский депутат Игорь Смирнов.

 

В Кишинёве избили приднестровских депутатов

Обстановка накалилась после того, как приднестровские депутаты выступили против принятия закона о государственном флаге, в соответствии с которым красно-зеленый флаг МССР заменялся на румынский триколор. Необходимо отметить, что в Приднестровье триколор ассоциировался с периодом фашистской оккупации 1941-44 годов. Не удивительно, что отношение к новому флагу здесь было резко отрицательным.  

Но несогласных «народные активисты» в Кишинёве решили силой заставить принять новые правила Народного фронта Молдовы. 22 мая перед парламентом собралась многотысячная толпа, устроившая линчевание приднестровских депутатов. Вот как вспоминают об этом участники событий:

«Толпа излучала мощный поток ненависти даже на расстоянии. Когда мы вошли в коридор, составленный из милиционеров, началось нечто невообразимое. В нас плевали, бросали какую-то грязь, а когда коридор кончился, нас стали бить… Мы были вынуждены вернуться обратно в здание Верховного Совета, но и туда стали ломиться молодчики НФМ с голубыми лентами на головах… Нас эвакуировали на третий этаж… Только поздно ночью мы смогли уехать домой», - вспоминает Анна Волкова.

«В нас полетели твердые предметы и мусор, завернутые в бумагу. В лицо мне бросили один из таких свёрточков. В конце живого коридора толпа смела работников милиции, и я оказался в окружении молодых людей, разъяренных, озлобленных, с голубыми лентами на голове. Они начали избивать меня… За моей спиной 7,5 тысяч избирателей. Они оплевывали наших избирателей», - рассказывал Виктор Арестов - приднестровский политический деятель периода становления республики.

«Говорить о каком-то парламентаризме, демократии просто не приходится. Избиения депутатов, выключение микрофонов, крики националистов. Всё это мы увидели в Кишинёве. Мы приняли решение не возвращаться в парламент Молдовы», - рассказывает другой депутат от Приднестровья Владимир Рыляков.

В этот же день 22 мая 1990 года в Кишинёве хоронили убитого толпой Дмитрия Матюшина, которого избили до смерти за то, что он говорил по-русски. На следующий день, 23 мая, решение об отставке принял Совет министров МССР, возглавляемый П. Паскарем - отличным хозяйственником и администратором родом из приднестровского села Строенцы. Главой нового правительства был назначен представитель Народного фронта Мирча Друк, решения которого приведут к первой крови в Дубоссарах 2 ноября 1990 года.  

Николай Сырбу

Комментарии