«Политическая акция» и банковская блокада

«Политическая акция» и банковская блокада

Тирасполь, 27 февраля. /Новости Приднестровья/.  Блокировку платежей приднестровских предприятий банками Молдовы не могут объяснить даже специалисты из Европы. Кишинёв мотивирует финансовую блокаду борьбой с отмыванием денег, но никаких доказательств не предоставляет. Действия банков РМ инспирированы сверху и являются политической акцией против Приднестровья. При этом от финансовых санкций страдают и экономические агенты РМ. Об этом в интервью Первому Приднестровскому телеканалу рассказал зампредседателя Правительства – министр экономического развития ПМР Сергей Оболоник.

Банковская блокада

На прошлой неделе появилась информация, что банки Молдовы не принимают платежи приднестровских предприятий с их счетов в приднестровских банках. В итоге экономические агенты ПМР в настоящее время не могут произвести оплату за товары и услуги молдавским резидентам. Банки Молдовы объясняют это «дополнительным контролем в соответствии с принципами борьбы с отмыванием денег».

Такая ситуация сложилась впервые за 30 лет взаимодействия между банками Приднестровья и Молдовы. Ранее проблем при проведении операций между резидентами ПМР и Молдовы не возникало.

Происходящее Сергей Оболоник называет банковской блокадой.

«Эти меры блокируют ведение коммерческой деятельности между приднестровскими и молдавскими экономическими агентами, то есть это вообще коммерческая блокировка. Она угнетает нашу экономическую активность и уж точно не идёт на пользу молдавским экономическим агентам. Это деструктивная мера в целом. У этих событий нет какой-то экономической подоплёки или разумной экономической целесообразности», - подчеркнул министр.

Необоснованные действия

Формальные объяснения, которые дают банки Молдовы о якобы непрозрачных операциях приднестровских предприятий с молдавскими леями, Сергей Оболоник назвал фикцией. По его словам, нацвалюта соседнего государства поступает на территорию Приднестровья по конкретным коммерческим контрактам: при поставке электроэнергии или других потребительских товаров.

«Это те же самые леи, которые они (молдавские потребители приднестровских товаров) нам направляют. У этих леев нет иного источника возникновения. Соответственно, когда мы рассчитываемся леями, поступившими по этим контрактам, предъявлять нам какие-либо претензии либо задавать вопросы по их возникновению - очень странное мероприятие», - отметил министр.

Финансовую блокаду Приднестровья не могут объяснить даже европейские банковские специалисты.

«Они не находят внятных объяснений либо каких-то аргументированных позиций в сложившейся ситуации. Объяснений нет никаких, просто молчание и возврат перечисленных леев», - пояснил вице-премьер.  

Молдова бьёт по своим

Сегодня, по словам вице-премьера, складывается ситуация, при которой Приднестровью становится невыгодно принимать платежи со стороны Молдовы в леях.

«Мы поставляем в Молдову гораздо больше товаров, чем они нам. Соответственно, поступившие к нам леи нужно либо конвертировать, либо рассчитываться ими за товары. Но 30% от поступившей выручки мы просто не тратим. Блокировка возможных леевых операций превращает молдавскую валюту для нас в какие-то бумажки. Хотя у нас практически все леевые поступления безналичные, что снимает вопрос об их происхождении. Таким образом, принимать в расчётах леевую выручку для нас нерационально, это уже не средство расчёта», - пояснил министр экономического развития.

При этом Молдова в немалой степени сама страдает от подобных решений.

Блокировка в банковской сфере приводит ещё и к тому, что приднестровские экономические агенты вынуждены менять географию поставок и выходить на рынки других стран. При этом Молдова теряет немалый объём продаж.

«Неразумно, когда найдена рациональная коммерческая схема, вдруг её менять. Если кто-то уйдёт на иные поставки, возвращаться нет резона. Что касается коммерческого взаимодействия в промышленной сфере, то это ведёт либо к удорожанию себестоимости у нас, либо к потере рынка и к росту затрат в Молдове. В обе стороны это работает очень негативно», - заключил Сергей Оболоник.

Комментарии