«Поднять на вилы» миротворцев. Молдова не может смириться с потерей Приднестровья

«Поднять на вилы» миротворцев. Молдова не может смириться с потерей Приднестровья

Молдова продолжает демонстрировать Приднестровью свою враждебность и неспособность вести конструктивный поиск решения молдо-приднестровского конфликта. Напротив, события последней недели свидетельствуют о новом витке давления со стороны Кишинёва. Официальные лица РМ делают громкие популистские заявления, призывая начать обсуждение политического статуса ПМР на условиях Кишинёва. При этом звучат антироссийские высказывания и призывы сократить миротворческие посты в Зоне Безопасности.

 Это происходит на фоне фактического торпедирования Кишинёвом переговорного процесса – свои обязательства в рамках уже достигнутых договорённостей Молдова не исполняет. Чиновники РМ называют «макулатурой» соглашения, под которыми стоят не только их подписи, но и международных посредников. В то же время в расколотом обществе Молдовы единого мнения по поводу Приднестровья нет – одни жаждут его медленного поглощения, другие опасаются «приднестровизации Молдовы», третьи требуют полной и безоговорочной капитуляции «сепаратистов».

Оторванные от реальности

Ещё не успели остыть эмоции после «войны автономеров», как президент Молдовы Игорь Додон похвастался «серьёзным прорывом» в переговорном процессе и предложил вариант «политического урегулирования» в виде некоей широкой автономии для Приднестровья. В частности, он отметил, что «решена проблема с приднестровскими регистрационными номерами». Правда, Додон забыл рассказать, как в январе Молдова заблокировала свободу передвижения приднестровским автомобилистам через границу. При этом сам президент РМ признал, что согласия внутри общества по приднестровскому вопросу нет.

В ответ Тирасполь призвал Кишинёв «вернуться к реальности» – о каком политическом урегулировании может идти речь, когда власти Молдовы отказываются исполнять взятые на себя обязательства, публично сорвали подписание протокола в Братиславе и блокируют поиск компромисса. Молдове посоветовали не выдумывать нежизнеспособные варианты «урегулирования», отказаться от дискриминации и давления и исполнять международные обязательства перед Приднестровьем.

Безнадёжно упавшее реноме

Отсутствие у Молдовы политической чести уже давно стало характерной особенностью имиджа страны. Патологическое неумение держать слово прослеживалось ещё в ранние годы Республики Молдова – в 1992 году её представители несколько раз подписывали соглашения о мире, затем боевики РМ нападали на приднестровские города.

«Военная операция президента Снегура в Бендерах началась на второй день, после того как парламент Молдовы вместе с депутатами из Приднестровья утвердил основные принципы мирного урегулирования конфликта. И получилось, что депутаты кишинёвского парламента и иностранные представители в Бендерах попали под обстрел молдавских же военных», – пишет молдавский эксперт Сергей Ткач.

Подобные средневековые методы применяются и в переговорном процессе, что не ускользнуло от внимания международных посредников. В результате – потеря доверия и прогрессирующая утрата Молдовой международного авторитета.

Как заявил Президент Приднестровья Вадим Красносельский, «он (Додон) говорит о мерах доверия, о решённых вопросах, но никакие вопросы не решены, доверие рушится».

Очевидно, что обсуждать политические аспекты урегулирования с таким партнёром, как Молдова, бесперспективно – Кишинёв в любой момент может отказаться от своих слов и обещаний, как уже не раз бывало.

«В условиях царящего в политике Молдавии агрессивного национализма совершенно очевидно, что роль жертвенного агнца на этой ритуальной церемонии «реинтеграции» отведена Приднестровью и его интернациональному проекту. Для этого Приднестровье и приглашают к столу. Только это не стол переговоров. Там Приднестровье и приднестровцев просто съедят и не подавятся», – отмечает политолог, депутат Верховного Совета ПМР Андрей Сафонов.

Пора менять подходы

К тому же за 30 лет этно-психологические отличия между двумя регионами бывшей Молдавской СССР дополнились социально-экономическими и политическими аспектами. К ним следует добавить непреодолимые разногласия в области языковой политики, внешней политики и выборе исторического пути развития. Если пытаться склеить из таких разных политических сообществ некое общее государство, ничего, кроме пороховой бочки, не получится.

На этом и основываются призывы Приднестровья к международным партнёрам принять сложившуюся за 30 лет реальность и внести существенные коррективы в позицию международного сообщества по молдо-приднестровскому урегулированию.

Сегодня Молдове фактически нечего предложить Приднестровью, уверен эксперт портала Regional Trends Analytics (RTA) Сергей Чебан. Одна из причин: глубокий раскол в обществе РМ как в отношении истории конфликта на Днестре, так и возможной формулы его урегулирования.

«Опасно затевать беседы в условиях, когда в Кишинёве по-прежнему радикально настроены в отношении тех, кто разводил воюющие в 1992 году стороны, а также их потомков, осевших в Приднестровье… В молдавском обществе до сих пор существует высокий накал и глубокие разрывы в плане восприятия истоков конфликта и возможного сосуществования с левобережьем. Отчётливо проступившие разногласия и отсутствие консолидированного понимания недавней истории пока не позволяют начать серьёзный разговор о финальном урегулировании как с международными партнёрами Кишинёва, так и с Тирасполем. И с учетом отсутствия реальных действий по достижению общенационального консенсуса в отношении Приднестровья, вряд ли позволят в обозримом будущем», – пишет эксперт RTA.

Неадекватное поведение

Достаточно обратить внимание на недавний скандал вокруг заявлений министра иностранных дел и европейской интеграции (МИДЕИ) Аурелиу Чокоя. Его слова о том, что в 1992 году «российская армия способствовала прекращению вооружённой конфронтации» на Днестре, вызвали бурю негодования среди общественников, политиков и участников боевых действий против Приднестровья. Группа депутатов парламента РМ потребовала даже его отставки. Возмутившиеся заявлением Чокоя утверждают, что в 1992 году Россия дескать была стороной конфликта, не обращая внимание на базовые международные документы, которыми признаётся миротворческая роль РФ в Приднестровье.

На этом фоне появилась информация о возможных провокациях в Зоне Безопасности. Приднестровская делегация в Объединённой контрольной комиссии (ОКК) не исключила, что они могут быть связаны с желанием Кишинёва ликвидировать отдельные миротворческие посты.

Ранее представители Молдовы заявили, что присутствие миротворцев якобы «вызывает возмущение у жителей сёл Кошница, Пырыта, Дороцкое и Погребя», и предупредили, что миротворцы могут быть «подняты на вилы».

Такие слухи, распространяемые официальными лицами РМ, по меньшей мере кажутся странными. Местные жители хорошо помнят, что только с приходом миротворцев прекратились стрельба и кровопролитие. Если кто и может грозить вилами тем, кто участвует в самой успешной миротворческой операции за всю историю, так это агенты спецслужб в компании с завезёнными радикал-националистами, мечтающие об «унире» с Румынией. Реагируя на подобные заявления, приднестровская делегация в ОКК выступила с инициативой усилить контингент совместных миротворческих сил.

Таким образом, мы в очередной раз убеждаемся, что холодная война, в которую перешла агрессия Молдовы после 1992 года, далека от своего завершения. Причем её продолжения хотят элиты Молдовы, которые уже 30 лет зарабатывают на ней политические очки. В этих условиях рассуждения Игоря Додона о том, что у Приднестровья нет будущего без Молдовы, не более чем использование приднестровского фактора в предвыборной игре, из которой РМ не может выбраться уже несколько лет подряд. Любые попытки заставить Приднестровье согласиться на условия Кишинёва чреваты непредсказуемыми последствиями, вплоть до перехода конфликта в горячую фазу. Похоже, что с каждым днём международные участники переговорного процесса убеждаются в этом всё больше.

Пётр Новинар

Комментарии