Олимпиец Владислав Чеботарь: Спорт – это джунгли

Олимпиец Владислав Чеботарь: Спорт – это джунгли
Олимпиец Владислав Чеботарь: Спорт – это джунгли

Тирасполь, 1 ноября. /Новости Приднестровья/. Тираспольчанин Владислав Чеботарь провёл лучший сезон в своей карьере: гонялся на Олимпиаде в Токио, завоевал золото чемпионата мира в Дании. На время отпуска каноист российской сборной приехал на родину и дал большое интервью «Новостям Приднестровья». Его откровения – о гребле, Чайковском и сельской жизни.

С Днестра – в московские джунгли

- С его начался Ваш спортивный путь?

- На греблю попал случайно в 11 лет. Родители отвели на спорт, чтобы я не сидел за компьютером целыми днями.

- Что из тех времён вспоминается в первую очередь?

- Тогда было весело. Помню, что была прекрасная погода на Днестре, красивые пейзажи, мы проводили время с друзьями. Это было беззаботное время, лагерь. Кстати, как мне известно, до сих пор здесь лагеря спортивные практикуют. Это здорово.

- Частенько переворачивались?

- Не без этого! И я, и мои друзья переворачивались. Сейчас встречаемся и вспоминаем те забавные случаи.

- В какой момент Вы поняли, что свяжете жизнь с большим спортом?

- Такого не было. Было одно решение, которое перевернуло всё. В возрасте 14 лет появилась возможность благодаря Вячеславу Григорьевичу Соколенко поехать в московское училище олимпийского резерва. Если быть честным, на тот момент я не особо понимал, насколько это всё может закрутиться. Думал, буду себе тренироваться и домой приезжать часто. На самом деле приезжать смог лишь пару раз в год. Обратного пути не было – пришлось выживать, т. е. тренироваться.

- Выживать? Вы попали в джунгли?

- Кстати, да. Один знакомый тренер так и говорит: это джунгли. Выживает сильнейший. Так и есть. Победитель один, на международные соревнования едет только лучший. Вот почему это своего рода джунгли. Но, если серьёзно, я в понятие «выживать» вкладываю формулировку «безвыходность». Выбора другого не было: переехал в Москву, с учёбой уже посложнее было, многое упустил, и мне оставался только спорт.

- Так Вы были двоечником?

- Нет. Но, когда занимаешься спортом, полностью ему отдаёшься. Находясь постоянно на сборах, пропускаешь учёбу. Да, я пытался что-то подтягивать дистанционно, но это уже не тот уровень.

- Как Вы закончили школу?

- Хорошистом.

- Вы пишете без ошибок (мы договаривались об интервью в социальных сетях), что для спортсмена удивительно. У Вас чутьё к русскому?

- Я-то и русский особо не учил. Я учился в молдавской школе. Когда в Москву приехал, ни писать, ни читать не мог нормально. Но там уже научился.

- Как Вас в Москве приняли?

- Всякое бывало. Люди разные. Это ведь юношеский возраст был, мы, приезжие, у кого-то забирали медали.

Два города – один тренер

- Интересно, что в Москве Вас тренирует тираспольчанин Владимир Беспалов. Как так вышло?

-Да. Я с ним с самого детства. Но, кстати, занятный момент: моим первым тренером был отец Кирилла Шамшурина, с которым в сентябре мы выиграли чемпионат мира на дистанции 1000 м. Когда он уехал, я перешёл к Беспалову. Мой тренер - очень достойный человек, который многому меня научил. Тяжело ему со мной было, если честно. Но это были издержки молодости. Тренер для меня однозначно авторитет, и сейчас я даже замечаю многие черты Владимира Ивановича в себе.

- В чём это проявляется?

-  Даже в разговоре. Мы с ним на одной волне. Общение по спорту уже даже переросло в дружеское. Мы с ним всегда вместе. Это прикольно, когда с тренером такие отношения.

Тираспольский экипаж российской сборной

- В конце сезона удивили всех победой на чемпионате мира, причём в паре с земляком Кириллом Шамшуриным. Как сложился ваш дуэт?

- По иронии судьбы мы с Кириллом всегда конкурировали. Мы находились в разных экипажах, в итоге вместе завоевали золото чемпионата мира. Вот это неожиданностью для всех было. Но знаете, что мне нравится. Несмотря на то, что мы на воде конкуренты, мы можем вместе сходить в кафе, общаться и быть приятелями. Сама история нашего дуэта, конечно, интересная. Кирилл проиграл на чемпионате России 1000 м в одиночке своему напарнику по двойке Илье Первухину. Илья отказался от двойки и нацелился на одиночку после этого. А мой напарник отказался от двойки в пользу каноэ-четверки. Честно, я немного расстроился, пытался его отговорить. Вот так нас свела ситуация с Кириллом.

- Со стороны кажется, что разбить экипаж - всё равно что семью разбить.

- Я такое же привожу сравнение. Долго притираешься, это непросто. Мы с Виктором Мелантьевым сидим в одной лодке около 6 лет.

- Ваш экипаж вернётся?

-  Планируется.

- А зачем, если уже «выстрелил» дуэт с Шамшуриным?

- Тяжело резать по живому.

- А если станет выбор?

- Всё не так просто. С Кириллом мы хорошо прошли 1000 м. Но со следующего года вводят олимпийскую дистанцию 500 м и все силы будут направлены на неё. На короткой дистанции как раз с Виктором Мелантьевым мы хорошо выглядим и являемся чемпионами Европы. Да и мне нравится покороче – спринт. С Кириллом, как пойдет 500 м, неизвестно. Это кот в мешке. Посмотрим, как будет дальше. Время есть ещё.

Олимпийский привет маме

-  Мелантьев – Ваш товарищ по Олимпиаде. Буквально в последний токийский вагон вместе с Виктором сумели запрыгнуть, прошли последний отбор…

- Кому-то до этой гонки расскажи – не поверили бы. Мы далеко не были фаворитами. Это тоже был удивительный результат.

- Интересно, что именно с Шамшуриным вы спорили за последнюю путёвку на Олимпиаду-2020. Квоту взяли вы. Обид не было?

- Ну… не так всё просто. Но скажем так, всё ок.

- В полуфинал Олимпиады не вышли, но на закрытии Игр вы были в отличном настроении. Инстаграм, прямой эфир, привет маме. Это было очень трогательно.

- Почему нет? Я её очень люблю и не стесняюсь этого. Мама - мой фанат. Она попросила передать привет прямо во время закрытия, и я передал.

- Много было запретов для российских олимпийцев в Токио – без флага, гимна. Обидно?

- Да. Неприятно было, когда звучал Чайковский. В смысле, он сам по себе прекрасен. Но такой момент раз в жизни для спортсмена, когда поднимают флаг и звучит гимн твоей страны. Так должно быть. Но вместо этого включали Чайковского, когда наши спортсмены побеждали.  Кстати, когда мы с Шамшуриным победили на чемпионате мира, на награждении тоже звучал Чайковский.

Кицканы – гребная база

- Назовите первое место, куда Вы идёте по приезде в Тирасполь.

- Тирасполь меня каждый раз удивляет и всё больше мотивирует сюда возвращаться. Буквально на днях мы в семье обсуждали, насколько поменялся Тирасполь. Видно, что многое сделано, и хочется, чтобы и дальше так продолжалось. А если говорить про любимое место, то, конечно, гребная база. И сейчас, пока я дома, стараюсь форму поддерживать. Я тренируюсь в Тирасполе.

- Гребля не надоедает?

- Вы знаете, волнообразно. Бывают кризисы, как и в любом деле. Был спад у меня, руки опускались. Думал: надоело, не могу. Но я оттолкнулся от дна и как раз к этому олимпийскому сезону успел из кризиса выбраться. Получилось в этом году себя реализовать. Это лучший сезон в моей карьере.

- Чего стоит быть чемпионом мира, одним из лучших спортсменов на земле?

- Скажем так: тут без работы, везения и здоровья ничего не получится. Платим в первую очередь здоровьем. Проблемы у всех спортсменов есть.

- Вам 24 года. На сколько Вы себя чувствуете?

- Я себя прекрасно чувствую, но в тот же момент много чего болит. Самое главное, у меня есть понимание, как с этим бороться: где-то подкачаться, где-то растянуть мышцы. Мы, спортсмены, знаем, как поддерживать здоровье.

- Какие главные мифы Вы слышали о гребле?

- Не знаю насчёт мифов, но всегда обидно, когда каноэ называют байдаркой. Между нами есть некое разделение. Каноисты держатся всегда вместе. Иногда к нам перебегают байдарочники. А байдарочники всегда очень обособленные. Кстати, визуально всегда можно отличить каноиста от байдарочника. Знаете, как? У каноистов есть небольшой перекос, одно плечо ниже другого (смеётся).

- Вы из Кицкан. Выходит, деревенский парень. Приезжаете – помогаете родителям в огороде?

- Сейчас у родителей своё дело, и в этом нет необходимости. Но раньше был и огород, и животные. Отец мой ветеринаром работал, и я ему даже помогал в детстве, ездил с ним на операции. Я был в тесном контакте с животными, а когда в Москву уехал, от них отдалился. Но животные – это классно. И это большая ответственность. Пока нет у меня возможности держать питомца, я всегда в разъездах. Если заведу, то собаку.

- Вы производите впечатление очень целеустремлённого человека. Наверняка уже наметили, чего добьетесь к годам 30?

- Я думаю, что мужчина к 30 годам должен стать финансово независимым. Это необходимо, чтобы иметь фундамент для создания семьи, чтобы было куда привести жену, чтобы была возможность детей растить и воспитывать. Вот это надо бы успеть к 30 годам.

Комментарии