Глава столицы: Тирасполь – это симбиоз исторических моментов и современных технологий

Глава столицы: Тирасполь – это симбиоз исторических моментов и современных технологий
Глава столицы: Тирасполь – это симбиоз исторических моментов и современных технологий

Тирасполь, 14 октября. /Новости Приднестровья/. Этот год для столицы стал богатым на события. Благодаря целеустремленности и трудолюбию людей, которые работают на благо своего города, столица меняет свой внешний облик и становится более современной, говорится на сайте столичной госадминистрации.

О том, чем город живет сегодня и как справляется с чрезвычайной нагрузкой, глава Тирасполя Олег Довгопол рассказал в интервью Первому Приднестровскому телеканалу.

Олег Анатольевич, мы встречаемся в канун Дня города. Мероприятия практически все отменены, перенесены в онлайн-режим. И Вам в канун праздника приходится заниматься открытием нового госпиталя для больных коронавирусом, а не праздничными мероприятиями, определять, где размещать новых больных. С каким чувством приходится это делать?

Главное – ответственность перед городом. Мы в первую очередь должны заботиться о людях. Но, конечно, надеемся, что динамика пойдет на спад. Однако в случае необходимости будем задействовать другие ресурсы – это и профилакторий «Тиротекс», где мы уже работали, когда размещали врачей, и гостиница «Спорт», и другие варианты.

Что бы Вы сказали тем, кто не верит в коронавирус или говорит, что его не существует?

Я бы, наверное, сказал то, что сказал Президент: рекомендую всем сходить в ковидный госпиталь и просто увидеть больных. Или пообщаться с теми людьми, кто уже перенес эту болезнь. Тут уже не вопрос доверия, тут вопрос восприятия реальности сегодняшнего дня. Реальность, к сожалению, неутешительна. Мы очень надеялись, что нас обойдет вторая волна, но, к сожалению, имеем то, что имеем.

Олег Анатольевич, два года назад Вы сказали, что город – это то же, что Зеленый рынок. Сейчас как? Город – это Екатерининский парк?

Я имел в виду другое. Я ассоциировал с рынком административную систему управления, которую необходимо наладить на территории города.

Олег Анатольевич, когда Вы заходите в новый парк, какое испытываете внутреннее ощущение?

После 2 сентября я где-то неделю туда не заходил. Потому что три месяца до второго сентября каждый день практически ежечасно я находился там вместе со всеми подрядчиками, работниками. Поэтому дал себе отдохнуть. Через неделю вернулся в парк, прошелся, посмотрел. Да, действительно берет гордость за наших тираспольчан и всех тех, кто участвовал в строительстве.

Какое любимое место у Вас в парке?

Наверное, все-таки набережная. Вы знаете, я уже парк не столько воспринимаю как объект для отдыха и развлечения. То есть задаешься вопросом: «Не зря ли это было сделано?» Мы это строили, пытались реализовать в кратчайшие сроки. Вы видели, та часть, которая была за Суворовым, реализована фактически за семь месяцев упорного труда абсолютно всех, начиная от проектировщика и заканчивая плиточниками и озеленителями.

Правда ли, что Президент утверждал практически каждый уголок парка лично?

Вадим Николаевич два, а то и три раза в неделю был в парке на совещаниях, он постоянно участвовал непосредственно в реализации каждого объекта. Много идей, которые были реализованы в парке, непосредственно принадлежат Вадиму Николаевичу, например «плачущая» ротонда. Действительно, это все был плод коллективного труда, который постоянно курировался Президентом.

Вы спорили с Президентом по поводу парка?

Конечно. И Вадим Николаевич умеет слышать людей. Это были не столько споры, сколько обмен мнениями. И он слышал не только главу города, ответственного подрядчика, он слышал и плиточника, который мог сказать: «Вадим Николаевич, здесь по технологии мы рекомендуем сделать вот так». И укладчика камня, и мастеров по внутренней отделке. Он всегда прислушивался ко всем. В результате чего получился хороший, качественный, добротный объект.

Всегда есть какие-то нюансы. Некоторые скептики говорят, что плитка просела, и еще что-то в этом роде. В любом случае это бывает, и мы будем по мере проявления устранять. «А вот смотрите, на ротонде уже отвалился камень». Ну так он не сам по себе отвалился, его кто-то ударил и поломал. При этом большинство людей, которые посещают Екатерининский парк, говорят о том, что люди вложили сюда душу. И изначально двигателем этого всего как раз был Вадим Николаевич, который своим ежедневным присутствием стимулировал к качественной работе. Никогда не было такого: «Там грязь, я туда не пойду». Наоборот, он шел в такие места. На мой взгляд, в этом огромнейший вклад в то, чтобы проект реализовался.

Каждый элемент в этом парке – это палитра эмоций. Понятно, что Вы вложили душу во все это. Даже когда привезли памятник Екатерине в 4 утра, Вы сразу доложили Президенту?

Памятник Екатерине вечером приехал, вечером и доложили. Но, действительно, временных ограничений по вопросу Екатерининского парка у Вадима Николаевича не было. Если была проблема ночью, и ночью звонили, он всегда отвечал на звонок и адекватно реагировал на эти все вопросы.

Вот Вы упомянули скептиков, которые говорят, что плитка отвалилась, или еще что-то. Вы четыре года в должности мэра. Не привыкли еще к такому? До сих пор болезненно воспринимаете?

Я не могу сказать, что это болезненное восприятие. Ведь они обращают внимание на те недоработки, которые мы иногда не видим. На самом деле, конструктивный критик – это тот, который сообщил тебе об этой проблеме и после сказал: «Да, действительно, сейчас хорошо». Мое мнение, скептик – это тот, которому, чтобы ты ни сделал, все равно не нравится, все равно плохо, потому что скептик – он скептик по жизни. Но я такие замечания стараюсь воспринимать конструктивно, и, более того, я просматриваю все соцсети. Но не обращаю внимания на истерику, а отслеживаю те замечания, которые касаются коммунальных проблем города. Мы на них однозначно реагируем по мере возможности. Конечно, есть такие проблемы, которые невозможно решить сиюминутно.

А когда Вы видите или слышите комментарии: «Деньги, которые были вложены в Екатерининский парк, нужно было вложить в пенсии и зарплаты», как Вы на это реагируете?

Я реагирую на это абсолютно спокойно – цифрами. Те люди, которые пытаются убедить всех, что это правильно, пусть возьмут затраты, выделенные на строительство этих объектов, разделят на количество пенсионеров, на количество месяцев и на 3-4 года. Получается по 30-50 рублей в месяц. Хотя, конечно, для нашего пенсионера сегодня любая копейка не лишняя.

Но я Вам хочу сказать, что, когда мы проводим опросы на улице, как раз пенсионеры позитивнее всего реагируют на то, что происходит.

Пенсионеры – это как раз те люди, которые имеют большее количество времени для того, чтобы наслаждаться той красотой, которая находится в городе. Я слышу от многих людей: «Наконец-то этот пустырь стал привлекательным местом». Именно пенсионеры, пользуясь троллейбусами, проходили через центральную площадь на Зеленый рынок. Именно они больше всего видели, что там происходило. Кстати, на сегодняшний день скептиков стало значительно меньше с появлением красивых, нормальных, интересных мест. И с уверенностью можно констатировать факт, что Екатерининский парк реально востребован. Весь город стекается в центр, приезжают люди из других районов и городов, видно по номерам машин.

Когда эта ситуация с COVID нас заставила остаться дома, мы начали ездить по республике. Я от многих тираспольчан слышал: «Был в Слободзее – я не знал, что там красиво. Впервые побывал в Бендерской крепости». Я уже не говорю про Рыбницкий район и все остальные. Там вообще есть эксклюзивные объекты, на которые можно поехать посмотреть несколько раз, и все равно не надоест. Тем же, на мой взгляд, стал Екатерининский парк. Он, как и Бендерская крепость и другие парки, – это живой организм, который будет ежедневно развиваться. Есть еще идеи проводить там интерактивные мероприятия, организовать уличный кинотеатр. По мере возможности будем их реализовывать.

С «Чудо-градом» вы успеваете до Дня города?

Нет, категорически мы не успеем. Мы все смонтируем, сделаем благоустройство, оно все будет красиво, нарядно, но мы его не сможем запустить. «Чудо-град» – это объект повышенной опасности, да, это заводское оборудование, и мы его монтируем по всем чертежам, но мы должны все тщательно испытать. Например, в каждую люльку карусели положили мешок с песком и будем неделю тестировать, смотреть, как ведет себя оборудование, фундамент и все остальное. Да, была задумка до Дня города все успеть, но и получить оборудование мы планировали еще в августе, а пришло оно в сентябре.

В парке все равно стало больше мест для детей – роллердром, спортивные площадки, шахматы ростовые. А как проводили детство Вы? Этого раньше не было.

У меня было довольно активное детство. Я с детства занимался спортом, он не ограничивался только боксом – это и футбол, и волейбол. Практически все время дети проводили на улице. Нашим самым любимым местом всегда была спортплощадка. И в лес ходили, и на речку бегали. В основном это был активный образ жизни. Дома нас застать было невозможно. Ходили в пешие, водные, горные походы. Всю Молдавию исходили вдоль и поперек пешком, дважды ходил в поход по Днестру до моря на туристических байдарках. Тогда еще не было границ.

Но с появлением таких объектов дети вышли на улицу. Каждый вечер можно увидеть много детей в центре.

Да, только, к сожалению, с телефонами ходят, садятся на скамейки возле фонтана, подключаются к мобильному интернету и начинают играть. Осуждать их по большому счету нельзя, потому что каждый занимается тем, что ему предоставило время. В наше время это были магнитофоны, мы выносили их на улицу и были счастливы, что играла музыка. Сейчас это различные гаджеты. Но при всем при этом обратите внимание: велосипеды, скейты, ролики никто не отменил. Стадион, который сделали за гимназией, постоянно полон детей – там и в футбол играют, и в баскетбол, волейбол, шахматы – дети занимаются.

Кстати, как туда попасть? Говорят, что там есть очередь и туда нужно подходить к кому-то записываться.

Есть человек, который следит за эксплуатацией данного объекта, но по большому счету на сегодняшний день очереди на занятия спортом как таковой нет. Есть определенный график, когда занимаются учащиеся школы № 6, есть график, когда занимаются спортивные секции, но с восьми вечера, как правило, там занимаются дворовые команды. Вокруг теннисных столов тоже было много дискуссий - нужны ли они, насколько будут востребованы, хорошо это или плохо. Те столы, что мы поставили, на сегодняшний день уже заполнены на две недели вперед. Поэтому на весну мы будем их добавлять.

На фоне всего этого как Вы относитесь к вандалам? Мы видим, что как только что-то построили, сразу где-то что-то сломали. И такие случаи уже есть в Екатерининском парке. Например, в крепости окошки выбили.

Скажу откровенно: это убогие люди. К сожалению, они были, есть и будут. Но стало их намного меньше. А все потому, что начали их останавливать сами люди. Например, в сквере де Волана в свое время, когда вдоль Голубой аллеи были круглые фонари, мы не успевали их менять, раз в неделю стабильно их разбивали, несмотря на камеры видеонаблюдения. Сейчас сквер де Волана практически год работает, ни одного фонаря не разбили. А людей стало больше.

Олег Анатольевич, в Тирасполе люди могут проявлять себя публично? Проводить акции, флешмобы, пикеты, митинги? Или это все нужно согласовывать с главой госадминистрации?

Действующее законодательство позволяет проводить абсолютно все, но при определенных условиях. Есть часть мероприятий, которые необходимо согласовывать, в том числе с городскими властями. Если это культмассовое мероприятие, они не согласовываются с госадминистрацией, а просто в уведомительном характере направляется письмо. Везде есть определенные условия проведения тех или иных мероприятий. В любом случае мы будем руководствоваться законодательством. Однажды ко мне в письменной форме обратились две женщины с просьбой провести пикет возле Дома Советов в поддержку кошек. Я подписал. Действительно пришли две женщины, постояли с плакатами и разошлись. 

Не так давно приезжали к нам ирландские футболисты. В своих аккаунтах «Инстаграма» они опубликовали фото приднестровского флага, а также фото Дома Советов с памятником Ленину перед ним. Как Вы считаете, нам удается уйти от этого имиджа, когда туристов цепляет только советская часть нашей истории, или это не важно?

Я считаю, что это абсолютно нормально. До тех пор, пока жив хоть один человек, который помнит Советский Союз, до тех пор должна сохраниться символика в городе. Это мое личное мнение. К счастью, на сегодняшний день политика государства не направлена на уничтожение памятников и переписывание истории, как в некоторых бывших советских республиках. Но все-таки если раньше мы воспринимались только как островок Советского Союза, то сейчас отношение туристов меняется. Я общаюсь со многими иностранцами, и они удивляются тому, как нам удается так гармонично совместить средние века, советский период и новейшую историю. Мы сохранили абсолютно все памятники, у нас не была переименована ни одна улица. Поэтому я могу сказать, что на сегодняшний день город Тирасполь свято чтит все те вехи истории, через которые прошел город с момента образования и по сегодняшний день.

Если, к примеру, рассматривать Екатерининский парк, многие предполагали, что в нем будут отображаться лишь времена правления Екатерины II. Но в версты времени мы вписали историю с начала образования Тирасполя до сегодняшних дней. В парке есть екатерининские ротонды и роллердром – абсолютно два разных периода, но они достаточно гармонично смотрятся в одном месте. Еще пример: макет крепости и неподалеку современный поющий фонтан. По большому счету Тирасполь – это симбиоз исторических моментов и современных технологий.

Нравится ли Вам здание Дома Советов?

Да, на мой взгляд, это здание – одно из самых красивых в Тирасполе. Оно было выполнено в стиле сталинского ампира, его восстанавливали в послевоенный период. На территории Советского Союза было не так много зданий, выполненных именно в таком стиле. Мы стараемся сохранить абсолютно все архитектурные элементы, которые на нем есть.

В Доме Советов в одном крыле – горсовет, в другом – госадминистрация. Как уживаетесь в одном здании?

Абсолютно нормально. Я в горсовете проработал почти 15 лет, поэтому он мне не чужой. Был определенный период, когда у нас в горсовете были напряженные моменты с госадминистрацией. Но я никогда не делил госадминистрацию и горсовет. Поэтому первое, что было сделано после назначения меня главой, – мы все вместе собрались в неформальной обстановке, и на встрече было четко определено, что мы не воюем - мы работаем.

Работа команды или одного человека? Если, например, сравнивать с боксом, там всегда один на один. Что Вы выберете?

Бокс – это не спорт одного. Бокс – это командная работа. И здесь имеется в виду не только тренер. Даже при хорошем тренере, если нет командной поддержки, то ни один великий боксер не вырастет до уровня тренера. Так не только в спорте, так и, например, у врачей. Так и в городе. Невозможно реализовать какую-то задачу без поддержки людей. Понятно, что идея рождается в голове одного человека, и это необязательно работник госадминистрации, представитель власти, это может быть любой тираспольчанин. Многие нам пишут на горячую линию, на наш сайт, на сайт Президента, предлагают идеи. Если они действительно рациональные и полезные для города, то, конечно, мы прислушиваемся.

То есть Тирасполь – это команда?

Тирасполь – это люди, и каждый из них индивидуален. Но, когда их объединяешь вокруг одной идеи, они становятся командой. Это нормально, и так должно быть в любом деле, в любом городе, в любом коллективе. Да, появилась идея, которая давно ждала дня воплощения, – это благоустройство пустыря за памятником Суворову. И этот день настал благодаря идее Вадима Николаевича, который сказал: «Давайте это место сделаем Екатерининским парком».

Дальше пошли работать люди. Огромная благодарность тем, кто реализовал данный проект, кто вложил в это дело свою душу. Все понимали, что это строится не на один день. Это не объект ради одного телевизионного репортажа, ради красивой фотографии, а для людей, их детей, родителей. Много любительских репортажей про Тирасполь появилось в интернете. Люди стали представлять город уже в другом свете. Те россияне, белорусы, украинцы, люди из дальнего зарубежья, с которыми я общаюсь, говорят, что сейчас, когда вводишь в поисковой строке в интернете «Тирасполь», совсем другие картинки и видео появляются. Тирасполь – это и личность, и команда.

Олег Анатольевич, два года назад Вы сказали, что Тирасполь вернет себе финансовую самостоятельность. Получилось?

Да. Более того, Тирасполь уже два года бездотационный город. И на сегодняшний день он донор. Но, к сожалению, Тирасполь пока не получает на свои счета все заработанные доходы. Хватает ли денег? Нет, их не хватает. Однозначно их не будет хватать еще много лет, до тех пор, пока мы не восстановим всю инфраструктуру города. Конечно, хочется сделать больше, и мы будем это делать. Каждый год при принятии бюджета мы, естественно, будем спорить, доказывать, пытаться оставить в городе больше доходов, заработанных Тирасполем, для того, чтобы направить их на его развитие

Например, в 2017 году впервые мы стали уходить от ямочного ремонта и переходить к среднему ремонту дорог. Как показала практика, ежегодно такой подход позволяет сэкономить до 500 тыс. рублей. Те участки дорог, на которых выполнен средний ремонт в асфальтобетонном покрытии, не требуют ремонта пять, а то и десять лет в зависимости от инфраструктуры, которая находится под этими дорогами. Бетонные дороги – это минимум 25-30 лет службы. Такие разовые вложения позволяют городу развиваться.

Поступает много вопросов о том, когда из центра ремонт дорог переместится в микрорайоны. Чтобы зайти в микрорайоны, нам нужно было закончить центр. Раньше в том же самом центре, на магистральных дорогах, по которым ходит общественный транспорт, постоянно «латали дыры», не хватало денег на средний ремонт, да и на ямочный особо не хватало. Несколько лет подряд фирма «Шериф» выделяет деньги на эти цели. И государство обратило внимание на столицу, нам дали довольно серьезную сумму и по Фонду капвложений, и на Дорожный фонд. В этом году, к сожалению, в связи с пандемией нам урезали средства на 7 миллионов, но это абсолютно объективно, и все понимают реалии сегодняшних дней. Но если дальше мы будем идти такими темпами, то за 5-7 лет мы сможем не только восстановить дорожное полотно на магистральных улицах, но и начать работы во дворах.

Вы как-то сказали, что у Тирасполя две беды: когда нет денег и когда они есть. В чем беда, когда деньги есть?

Очень сложно найти хороших специалистов. Разовые вливания, которые производились не только в Тирасполе, но и в других городах республики, приводили к тому, что мы нанимали работников на 2-3 месяца, и после окончания работ им приходилось сидеть дома без работы или уезжать на заработки. Сейчас, когда идет планомерное финансирование и по Фонду капвложений, и по местным бюджетам, есть необходимость проводить строительно-монтажные работы, люди остаются здесь. И когда говорят, что из-за пандемии границы закрыты и поэтому люди не уезжают, это глупости. Границы закрыты не настолько жестко, чтобы невозможно было выехать. Люди стали понимать, что здесь работа есть, она постоянная и хорошо оплачивается. Поэтому проблема нехватки специалистов понемногу уходит. Реализация большого количества объектов за последние три года говорит о том, что Тирасполь на сегодняшний день готов работать с еще большим финансированием.

Вернемся к Екатерининскому парку. Его частью станет исторический музей, запуск которого анонсировал наш Президент. Понятно, что будет много идей, что будет масштабная работа. Ваши мысли по поводу музея. Вы каким его себе представляете?

Я хотел бы его видеть интересным, чтобы туда хотелось снова и снова. Он должен быть интерактивным, контактным, должны быть 3D-, 4D-, 5D-технологии, исторические артефакты, которые можно увидеть, прикоснуться.

Сегодня для приднестровца с нашим уровнем цен какая должна быть зарплата, чтобы чувствовать себя комфортно?

Я считаю, что зарплата порядка 6000–7000 рублей ПМР – это была бы нормальная зарплата для того, чтобы человек чувствовал себя хорошо. Если взять в пример среднестатистическую семью, и в ней двое зарабатывают, я считаю, что 12-13 тысяч рублей – вполне адекватный доход. К сожалению, мы пока к этому не можем прийти. Но опять же все анализируется в комплексе. К примеру, у человека зарплата 3-4 тысячи рублей, но при этом бесплатное передвижение на общественном транспорте, льготы на коммунальные услуги, субсидирование на услуги ЖКХ и так далее. Если это все убрать и отдать на зарплаты, тогда мы поймем, что это по большому счету будут те же суммы, только в других пропорциях.

Олег Анатольевич, что читаете в социальных сетях?

Ничего по большому счету. В госадминистрации есть определенный человек, который отслеживает информацию в соцсетях, пабликах и всегда информирует соответствующие службы о возникновении тех или иных проблем. Любая информация для нас всегда полезна. У нас есть горячая линия, туда поступает много вопросов от жителей. Плюс у нас есть свой вайбер-канал госадминистрации, куда люди присылают информацию, фотографии – это тоже поступает в службу «Одно окно» и оттуда рассылается по всем службам.

Вы служили в органах госбезопасности, были руководителем рынка, депутатом, сейчас – глава Тирасполя. Что дальше?

Если честно, даже не задумывался пока, потому что сейчас есть определенные цели, которые я еще не успел реализовать. Хотелось бы их выполнить, а потом уже думать, что дальше. Человек рожден не для того, чтобы наследить, а для того, чтобы оставить след. Мне бы очень хотелось, чтобы в моем любимом городе фамилия Довгопол ассоциировалась с созиданием. И вся та команда, которая на сегодняшний день работает под моим руководством, направлена именно на созидание. Это и дорожники, и коммунальщики, и строители, и учителя, и работники физкультуры и спорта, и работники культуры, и многие другие. Что будет завтра, определит город Тирасполь, его жители. Если решат, что мне нужно работать дальше в этом направлении, буду работать. Если Тирасполь скажет: «Все, ты свое дело сделал, займись другим» и если это тоже будет интересным, я этим займусь. Я не боюсь никакой работы. Дальше нужно просто жить и смотреть в будущее с уверенностью. Я хочу здесь жить и буду здесь жить. Здесь мои родные, близкие, здесь могилы моих предков. Поэтому хотелось бы в этом городе жить долго, продуктивно и по мере реализации тех идей, которые есть в голове, счастливо.

Давайте мы сами смоделируем. Идет 2025 год, Вы все еще мэр столицы. Каким будет Тирасполь через пять лет?

При должном финансировании всех тех идей, которые есть на сегодняшний день, Тирасполь будет более ярким, благоустроенным городом, восстановит все дорожные магистрали, начнет ремонт дорог во дворах. Тирасполь начнет строить новый жилфонд. К сожалению, тот жилой фонд, который был построен в 40–60-е годы, ветшает, разрушается, и рано или поздно мы должны прийти к его замене. Это будет тот же город, но обновленный.

Комментарии