Официальный Кишинёв всё более открыто поддерживает противников России и уклоняется от переговоров с ПМР

Официальный Кишинёв всё более открыто поддерживает противников России и уклоняется от переговоров с ПМР
Официальный Кишинёв всё более открыто поддерживает противников России и уклоняется от переговоров с ПМР

Тирасполь, 3 декабря. /Новости Приднестровья/. К началу декабря 2021 года тактика официального Кишинёва в переговорах с Приднестровьем, а также по отношению к России чётко обозначилась: максимально уходить от контактов и деловых обсуждений важных вопросов. При этом использовать это время для получения всё новых и новых форм поддержки от коллективного Запада и Румынии.

Рубеж ноября-декабря очень в этом смысле показателен. Министр иностранных дел и европейской интеграции Республики Молдова Нику Попеску заявил на пресс-конференции, что переговоры в формате «5+2» не могут быть возобновлены до назначения нового вице-премьера по «реинтеграции». Прежний главный переговорщик от Кишинёва Владислав Кульминский совсем недавно ушёл в отставку, проработав на своём посту всего несколько месяцев. Практически следом за этим заявлением министра в СМИ появилась серия однотипных сообщений насчёт того, что до окончания 2021 года главный «реинтегратор» назначен не будет.

Таким образом, создаётся целенаправленная ситуация, при которой давление на ПМР может усиливаться, а обсуждать накал противостояния будет негде, так как переговорная площадка работать не будет. Здесь чувствуется опытная направляющая рука западных и румынских «кураторов» действующей власти Молдовы.

Словно подчёркивая однозначную внешнеполитическую ориентацию официального Кишинёва, 2 декабря Нику Попеску после краткой встречи на полях заседания Совета Министров ОБСЕ с государственным секретарём США Энтони Блинкеном подчеркнул главное в этой беседе:

«Я рад получить сильный посыл о поддержке инициированной властями программы реформ со стороны Соединенных Штатов». Среди важнейших обсуждавшихся тем, по данным открытых источников, «текущая ситуация в восточноевропейском регионе», «последние события по приднестровской проблеме», «энергетическая безопасность».

Это значит, что обсуждены вопросы, напрямую связанные как с молдо-приднестровскими противоречиями, так и с противостоянием между Россией и коллективным Западом. Логика подсказывает, что обстановка в «восточно-европейском регионе» рассматривалась с учётом общей или схожей позиции стран «ассоциированного трио»: Грузии, Украины и Молдовы. По-видимому, Кишинёв перестаёт даже для вида маневрировать между Востоком и Западом, демонстративно становясь на сторону недоброжелателей Москвы. Если что-то и сдерживает действующую власть Молдовы от открытого броска перчатки Москве, так это, скорее всего, попытка потянуть время и получить максимальные выгоды от торговли в рамках СНГ, а заодно стремление добиться в союзе с Западом от Москвы уступок по приднестровскому вопросу.

Чтобы ни у кого, в том числе в Кремле, не оставалось иллюзий о возможности осуществить «разворот политики Кишинёва на восток и получить единую пророссийскую Молдову», министр озвучил стратегическую линию властей РМ в отношении Запада и Румынии:

«Стратегическим приоритетом нашей внешней политики является интеграция в ЕС. За последние месяцы нам удалось разблокировать, активизировать несколько процессов, связанных с нашим подходом к ЕС. Вы знаете, у нас интенсивный диалог с Румынией, амбициозные совместные проекты по объединению транспортной и энергетической инфраструктуры, которые укрепят наши отношения стратегического партнерства для европейской интеграции».

Вольно или невольно, это тоже напоминание Москве, чтобы та не считала себя силой, посадившей Молдову на газово-энергетическую иглу. Очевидно, что, невзирая на подписание молдо-российского контракта по поставкам газа, Кишинёв будет делать всё, чтобы оторвать свою «трубу» от России и переподключить её к «трубе» румынской.

Косвенно, а может, и прямо эту линию подтверждает и телевыступление Президента РМ Майи Санду вечером 2 декабря. Она сообщила о намерении поучаствовать в предстоящем через 2 недели в Брюсселе саммите «Восточного партнёрства». Интересна следующая, как сообщают СМИ, мысль М. Санду:

«Мы вместе хотим более активно выполнять Соглашения об ассоциации наших стран с ЕС. Это важно и в контексте Восточного партнерства. Надо, чтобы наши страны не пренебрегали Восточным партнерством, а вместе придавали новый импульс, в том числе посредством "Ассоциированного трио"». Таким образом, развитие всё более тесных связей с Западом и Румынией Кишинёв будет вести по двум направлениям.

Первое – это двусторонние отношения, развивающиеся от имени Республики Молдова.

Второе – это отношения от имени «ассоциированного трио» (Молдова, Украина, Грузия).

Излишне доказывать, что при таком подходе для евразийского интеграционного проекта и для открытых, конструктивных переговоров с Тирасполем места во внешней политике руководства РМ или не остаётся вообще, или остаётся предельно мало. Впрочем, официальный Кишинёв видит в Румынии образец и в области общественного устройства. Поздравляя Румынию с национальным праздником 1 декабря, министр Попеску высказался так:

«Для граждан Республики Молдова Румыния всегда была примером для подражания с точки зрения участия общества в демократии и защиты ценностей верховенства закона». Ориентир, следовательно, безальтернативен.

На фоне всего этого ещё раз становится ясно, что требования вывести российские войска из Приднестровья означают не только стремление раздавить Приднестровскую государственность, но и полностью ликвидировать всякое российское влияние на юго-западе бывшего СССР. Добавим к этому недавние слова генерального секретаря агрессивного блока НАТО Йенса Столтенберга, который не приемлет даже мысль, будто у Москвы может быть сфера влияния: «Сама постановка вопроса отражает тезис, который должен вызывать нашу настороженность и который неприемлем. Это тезис, что у России есть сфера интересов». И далее он подытожил: «Наши союзники по НАТО никогда не уважали якобы право России устанавливать свою сферу влияния». Зато США и НАТО в целом стремятся установить своё монопольное влияние везде. Достаточно назвать преступное нападение НАТО на Югославию в 1999 году, в самом центре Европы.

После всего этого нет смысла доказывать, что единственный способ сохранения стабильности на Днестре – это бессрочное размещение российских войск в ПМР и переговоры между Кишинёвом и Тирасполем при условии безоговорочного выполнения всех ранее подписанных соглашений.

Иного не дано.

Андрей Сафонов, политолог

Комментарии