Обмен посольствами между Россией и Турцией в Дубоссарах

Обмен посольствами между Россией и Турцией в Дубоссарах
Обмен посольствами между Россией и Турцией в Дубоссарах

Ясский мирный договор, подписанный 29 декабря 1791 года (9 января 1792 по новому стилю), подвёл итоги очередной Русско-турецкой войны 1787-1791 годов. И хотя войну начала именно Турция, не желавшая смириться с присоединением Крыма к России, Российская империя оказалась готовой к ней куда лучше и в политическом, и в военном отношении. Имея в союзниках могучую Австрийскую державу Габсбургов и обладая превосходно обученной армией и отличным флотом, после ряда громких побед на суше и на море (сражение при Фокшанах, Рымнике, взятие Измаила, морские бои у Тендры и при Калиакрии) Россия снова вышла из кровопролитной войны победительницей.

По условиям Ясского договора России отходили земли между Южным Бугом и Днестром, а на Кавказе восстанавливалась граница по реке Кубань. Именно тогда территория современного Приднестровья южнее реки Ягорлык вошла в состав России. Северное Приднестровье в состав России вошло годом позже, после второго раздела Речи Посполитой в 1793 году, когда Брацлавское воеводство отойдёт к Российской империи.

Пока же по условиям Ясского мира Россия и Турция должны были возобновить дипломатические отношения и обменяться послами. Этому событию решили придать символическое значение: обмен послами должен был состояться на новой русско-турецкой границе на реке Днестр.

Десятая статья мирного договора гласила следующее:

«Дабы между обеими Империями мир и истинная дружба вящше утверждены были, торжественно от обеих сторон будут отправлены чрезвычайные Послы в то время, которое с общаго обоих Дворов согласия назначено будет. Оба Послы равным образом встретятся на границах и будут приняты и почтены теми же обрядами, каковые употребляются при взаимных посольствах Российскою Империею и Портою Оттоманскою между наиболее почтительными от них Европейскими Державами: в знак же дружества взаимно с оными Послами имеют быть посланы подарки, с достоинством обеих Империй сходственные».

Точным местом обмена выбрали Дубоссары, первоначально церемония должна была состояться между 25 марта и 10 апреля 1793 года, но затем её перенесли на 4 июня.

Послом от России в Османскую империю был назначен будущий герой Отечественной войны 1812 года, а на тот момент генерал-поручик Михаил Илларионович Кутузов. В войне 1787-1791 годов Михаил Илларионович блестяще проявил себя в многочисленных сражениях, осадах и штурмах. Он успешно сражался под Кинбурном, Каушанами, при Бабадаге и Мачине (за него был награждён орденом Георгия 2-ой степени), участвовал во взятиях Аккермана, Бендер и считавшегося доселе неприступным Измаила. А в августе 1788 года при осаде Очакова Михаил Илларионович был вторично тяжело ранен в голову (первое ранение, повредившее правый глаз, Кутузов получил в Русско-турецкой войне 1768-1774 годов). Как писал австрийский фельдмаршал и дипломат князь Шарль-Жозеф де Линь, «Надобно думать, что Провидение сохраняет этого человека для чего-нибудь необыкновенного, потому что он исцелился от двух ран, из коих каждая смертельна».  

Послом же Турции в России стал бейлербей (наместник, подчиняющийся напрямую султану) Румелии (территория современных Албании, Болгарии, Македонии, Сербии, Греции, западной Турции, Боснии и Герцеговины, южной Хорватии) Рашик-Мустафа-паша.

В посольскую свиту Кутузова входили 68 персон. Посольство также сопровождали воинская команда и большой обоз – всего 600 человек.

В конце апреля Михаилу Илларионовичу поступило предложение от князя Молдавии перенести место обмена посольств из Дубоссар в Бендеры. Молдавский князь не горел желанием содержать за счёт княжества посольскую свиту Рашик-Мустафы-паши и хотел переложить все затраты на самих турок (Бендеры входили в состав Бендерской райи – территории, управляемой непосредственно турецкой администрацией).

Но Михаил Илларионович ставил дипломатический престиж России куда выше финансовых интересов отдельных правителей, прекрасно помня инструкции, полученные от Екатерины II: «...не должно Вам соглашаться ни на какое снисхождение, от которого могло бы уменьшено быть достоинство и уважение, подобающее величию нашей империи и званию, на Вас возложенному, наблюдая напротиву того, чтоб весь церемониал точно и без малейшего упущения исполнен был». Поэтому предложение князя было отклонено, а турки и русские стали готовиться к переправе у Дубоссар.

Сам Кутузов выехал в Дубоссары из Елисаветграда в ночь на 19 мая. Обмен посольств должен был состояться на середине Днестра. В последний момент турки предложили, чтобы церемония прошла на их плоту. На это Михаил Илларионович дал согласие с условием, что турки сами сделают и украсят плот, а также, что к плоту посольские делегации подплывут и ступят на него одновременно.

В воскресенье 4 июня 1793 года и турецкий, и русский паромы были готовы к перевозке экипажей, повозок и воинских команд, а посреди Днестра мирно покачивался плот, на котором должна была состояться встреча послов. Турки покрыли его дорогими коврами, установили друг против друга два кресла для послов и несколько скамеек за ними, покрытых парчой.

Выстрелы русской и турецкой пушек дали знак к выдвижению посольств к берегам реки. Впереди русского посольства ехал офицер, за ним – два солдата со значками и кирасиры. За кирасирами шла музыка и пехота и ехали две кареты, сопровождаемые гусарским эскортом. Во второй карете сидели Михаил Илларионович Кутузов и генерал А. А. Безбородко, который как «первый пристав посольства» должен был сопровождать Рашик-Мустафу-пашу в Санкт-Петербург. На полусотне телег везли многочисленные подарки для турок, туркам же предназначался и табун из тысячи сытых, вычищенных коней.   

Залп десяти русских орудий, установленных у берега, дал сигнал к началу переправы. Солдаты и кареты погрузились на паром. На свой паром вместе с повозками взошли и турки. С русской стороны вновь прогремела пушка. Ей стразу же ответила турецкая. Кутузов, генерал-аншеф Пётр Богданович Пассек, назначенный императрицей комиссаром при размене послов, и сопровождающие их офицеры спустились к пристани, сели лодки и поплыли к плоту. К нему русские и турки, как и было условлено заранее, пристали одновременно. Послы сели в приготовленные для них кресла, комиссары – на скамейки, свита стояла сзади. После недолгой беседы послы разом встали. Каждый комиссар, взяв своего посла за руку, подвел его к другому. Обменявшись рукопожатиями, верительными грамотами, послы вернулись к лодкам. С обоих берегов выстрелили пушки. Заиграла торжественная музыка. Через несколько минут послы одновременно ступили на чужую им землю. 

В Стамбуле Михаил Илларионович пробудет до марта 1794 года. Он блестяще выполнит все задачи, поставленные перед ним, и достигнет всех целей. Кутузов усилил влияние России в Турции и убедил султана заключить союз с Россией и другими европейскими державами против революционной Франции, тем самым серьёзно ослабив французское влияние при султанском дворе. Вскоре все французские подданные, которые склоняли турецкое правительство к войне с Россией, получат приказ покинуть Османскую империю. Обеспечил Михаил Илларионович и свободу русской торговли в Средиземном море, сохранив по-прежнему низкий тариф для неё. Позже дипломатический опыт и связи в Турции помогут Кутузову в одном из главных достижений его карьеры – заключении Бессарабского мира, по которому России передавалась Бессарабия.

Дмитрий Кузьмин

Комментарии