Кишинёв сбрасывает маску и обостряет отношения с Приднестровьем и Россией

 Кишинёв сбрасывает маску и обостряет отношения с Приднестровьем и Россией
Кишинёв сбрасывает маску и обостряет отношения с Приднестровьем и Россией

19 апреля все точки над «i» в политике Кишинёва по отношению к России и Приднестровью оказались чётко расставлены: президент Республики Молдова Майя Санду промульгировала закон о запрете георгиевской ленточки в стране. Этого ей показалось мало, и она заявила открытым текстом, что моментально растиражировали СМИ:

«Место символов, подобных георгиевской ленте, - на свалке истории, их использование преступно и будет жёстко наказано!»

Таким образом, можно констатировать: прозападная и прорумынская власть Кишинёва сбросила маску внешнего относительного нейтралитета и бросила открытый вызов России, Приднестровью, а также всем странам СНГ и дальнего зарубежья, в которых символы Победы, включая георгиевскую ленточку, чтут.

Также трудно опровергнуть версию, что управление внешней политикой Кишинёва осуществляется Вашингтоном, Брюсселем и Бухарестом, что называется, в ручном режиме.

Некоторые наивные аналитики и обычные люди ранее предполагали, что президент Молдовы потянет время, что она или не подпишет закон до 9 мая, дав людям в этом году «выпустить пар» с ленточками на груди в День Победы, или же выступит в роли миротворца, заявив что-то вроде «мои коллеги в Парламенте несколько погорячились, и давайте искать компромисс»… Это позволило бы попытаться избежать резкой реакции со стороны Москвы и возможного внесения Молдовы в список недружественных России стран. А заодно не рисковать поставками газа в Молдову.

Но такая демонстративно предпасхальная промульгация одиознейшего в глазах огромного числа жителей Молдовы закона, такой намеренно, по мнению множества пользователей социальных сетей, вносимый в Молдову внутренний раскол имеет, несомненно, какую-то конкретную цель. Или даже несколько целей.

Для чего же это потребовалось тем, кто с 19 апреля уже однозначно могут считаться открытыми противниками России? И почему они не опасаются ответных шагов со стороны Москвы? Или опасаются, но всё равно эти шаги делают.

Выскажем некоторые предположения.

Во-первых, правящие круги Молдовы могли получить буквально в последние дни прямые распоряжения Запада о данном демарше, чтобы Россия столкнулась со сплошным и открытым фронтом враждебных ей стран.

Во-вторых, не вполне ясно, для чего понадобилось делать откровенно провокационное по форме заявление, говоря, что место ленточки, составленной в цветах царского Георгиевского креста и советского Ордена Славы, а также медали «За победу над Германией в ВОВ 1941-1945 годов», «на свалке истории». Логически рассуждая, это можно было обставить сдержаннее. За этим, а также за угрозами «жёсткого наказания» за ношение ленточки что-то может скрываться. Что?

В-третьих, подчёркнуто скандальный запрет символа Победы может быть вызван внутренним убеждением самой М. Санду, которая ранее говорила, что проголосовала бы за объединение с Румынией. Она же утверждала, что союзник Третьего Рейха маршал Ион Антонеску - «историческая персона, о которой можно сказать и хорошее, и плохое». Правда, от этих своих слов она позднее дистанцировалась. Но, конечно, от всего этого её отношение к СССР, России вряд ли станет лучше.

В-четвёртых, промульгация 19 апреля может означать отвлечение внимания от необходимости выплачивать России исторический долг за газ в размере более чем 700 миллионов долларов. Кишинёв уже заявил, что без аудита работы «Молдовагаза» (а это фактически «дочка» «Газпрома») платить не будет. Отказаться пересылать деньги всегда удобнее в атмосфере истерии и скандала, чем в обычной ситуации. Но, как считают некоторые эксперты, аудит был сорван как раз Кишинёвом. Чтобы в любом случае не платить, когда настанет «день Х»?...

В-пятых, весь март и апрель разгонялись в интернете вбросы, что Кишинёв хочет заменить российский газ на некие «альтернативные источники», а также получать электроэнергию полностью или частично не от Молдавской ГРЭС. Напомним, что Молдавская ГРЭС – это российская «ИТЕРА». Следовательно, это всё может быть частью схемы разрыва прежде всего экономических отношений с Россией.

В-шестых, это может быть предвестником нового натиска на ПМР, потому что запрет символов Победы (включая советские фильмы) совпадает также с получением некоего западного «опросника» на предмет кандидатства Молдовы в члены ЕС. Кроме того, вице-спикер молдавского парламента Михай Попшой, говоря, будто к июню возможно получение Молдовой указанного кандидатства, особо подчеркнул: «Я не думаю, что сценарий отказа от приднестровского региона возможен». То есть, как и предполагали всегда серьёзные аналитики, США, ЕС и Румыния не разрешат Кишинёву отказаться от увода промышленно развитой территории Приднестровья под контроль Запада. В таком случае обострение вопроса о дорогих для всех приднестровцев символов Победы понятно. Это может быть попыткой надавить и попугать.

Не исключено, что перед нами – знак того, что Кишинёв открыто становится в строй недружественных России государств.

А вот что предельно ясно, так это то, что такой курс противоречит симпатиям и интересам народа Молдовы. А народ Молдовы, судя по материалам СМИ и социальным сетям, в большинстве своём выступает за дружбу с Россией, Приднестровьем и за почитание наших общих символов, под которыми наши предки – от Владивостока до Тирасполя, Комрата и Кишинёва – победили фашизм и изгнали германских и румынских оккупантов с родной земли.

Андрей Сафонов, политолог

Комментарии