Какими будут отношения Приднестровья и Молдовы? Мнения экспертов

Какими будут отношения Приднестровья и Молдовы? Мнения экспертов
Какими будут отношения Приднестровья и Молдовы? Мнения экспертов

Сегодня существуют безусловные риски того, что приход к власти в Молдове правых сил может привести к осложнению ситуации на Днестре. Однако в то же время есть и определенный шанс, что президент Майя Санду займет достаточно прагматичную позицию и не пойдет на какую-то радикализацию.

К такому выводу пришли приднестровские, российские и молдавские эксперты – участники международной научно-практической конференции «Приднестровье - Молдова - Россия: актуальные вопросы региональной безопасности и миротворчества». Она проходит 28-29 июля в Бендерах.

Как отметил политический аналитик, депутат Верховного Совета Приднестровья Андрей Сафонов, по итогам досрочных парламентских выборов в Молдове 11 июля «мы имеем новую черту размежевания и отрыва РМ, ее руководства от прочных отношений с Россией».

«Остается вопрос: будет ли такой отрыв носить столь же резкий характер, как это произошло в случае с Украиной? Пока это сказать сложно. Поведение Майи Санду во время Батумского саммита несколько дней назад говорит о том, что внешне она держится сейчас намного осторожнее своих коллег (президента Грузии Саломе Зурабишвили и президента Украины Владимира Зеленского – прим. ред.), с которыми она туда приезжала», - обратил внимание Сафонов.

При этом он не сомневается, что новое молдавское правительство возьмет курс на укрепление отношений с Западом и углубление интеграционных процессов с Румынией. Одним из приоритетов здесь могут стать молдо-румынские проекты в энергетической и газовой сфере.

По словам Сафонова, будет продолжаться и дипломатическое давление на РФ с целью вывода из региона российских войск - как ОГРВ, так и миротворцев. При этом Приднестровью нужно быть готовым к различным сценариям в Зоне безопасности.

Исполнительный директор Изборского клуба Молдовы Владимир Букарский, комментируя итоги выборов 11 июля, отметил, что правление предыдущей власти, основу которой составляла Партия социалистов, было непоследовательным, в том числе и на приднестровском направлении. «Результат выборов и поражение левых сил – следствие такой непоследовательной политики», - считает Букарский.

По его словам, большая часть политического класса и общества в Молдове считает, что молдо-приднестровский конфликт должен быть урегулирован на основе известного закона от 22 июля 2005 года «Об основных положениях особого правового статуса Приднестровья», который принимался без ведома и без учета мнения самого Тирасполя. «Приднестровью предлагают капитуляцию, согласие на триколор и румынский язык в качестве единого государственного, то есть именно все то, из-за чего ПМР в свое время приняла решение, что ей не по пути с Молдовой», - сказал эксперт Изборского клуба.

Ведущий научный сотрудник Института международных исследований МГИМО Сергей Маркедонов заметил, что в истории дипломатии было немало примеров, когда политик, приходивший с жесткой риторикой, впоследствии становился более договороспособным. «Вспомним победу президента Ричарда Никсона, который затем сделал для разрядки [международной напряженности] больше, чем многие американские либералы», - подчеркнул российский эксперт.

В то же время бывало наоборот, в том числе и в Молдове. Здесь Сергей Маркедонов напомнил о периоде правления Владимира Воронина и ПКРМ, с которыми связывались большие надежды на развитие молдо-российских отношений и урегулирование молдо-приднестровского конфликта. И то и другое при Воронине откатилось далеко назад.

«Так что сейчас есть некоторый шанс. Пока это только шанс, и не более. Перед новыми властями Молдовы сегодня стоит очень серьезная дилемма: либо они начнут отстраивать собственную линию национальных интересов, либо это будет некое приложение к политике коллективного Запада», - считает Маркедонов.

Он обратил внимание на то, что после срыва меморандума Козака в 2003 году произошла геополитизация молдо-приднестровского конфликта, он перестал быть «вещью в себе», как это было в период с 1992 по 1997 годы.

«События 2003 года показали, что Запад более не готов рассматривать постсоветское пространство как привилегированную зону интересов России. И это привело к усложнению молдо-приднестровского конфликта. Сегодня процесс его урегулирования невозможно рассматривать в отрыве от общего контекста отношений между РФ и Западом», - подвел итог ведущий научный сотрудник Института международных исследований МГИМО.         

Комментарии