Голоса, создающие историю. Как в Рыбнице запустили процесс возрождения приднестровской государственности

Голоса, создающие историю. Как в Рыбнице запустили процесс возрождения приднестровской государственности

Рыбницу называют северной столицей Приднестровья. И дело не только в том, что это крупнейший город севернее реки Ягорлык, где размещаются крупные производственные предприятия, в числе которых ММЗ – один из столпов приднестровской экономики. Сравнение со столицей укоренилось в народной памяти ещё и потому, что именно в Рыбнице прошел первый референдум, в ходе которого её жители высказались за возрождение приднестровской государственности. Первым он был не только в регионе, но и во всём Советском Союзе, частью которого и Приднестровье, и Молдова когда-то являлись. О том, как 30 лет назад начался процесс создания второй Приднестровской республики, рассказываем по документам и воспоминаниям участников событий.

Первая Приднестровская республика

За 50 лет совместной жизни в составе одной союзной республики (Молдавской ССР) и большой страны (СССР) Приднестровье и часть Бессарабии (в рамках которой затем появилась Республика Молдова) так и не стали единым целым. Сказывалась разница в этнической структуре населения и ментальности, являвшейся следствием разных исторических судеб. Приднестровье и Бессарабия входили в состав разных политических образований, а затем и разных территориально-административных областей Российской империи. После крушения последней Бессарабию поглотила Румыния, а Приднестровье вошло в состав СССР. Вскоре компартия большевиков пришла к идее создания первой Приднестровской республики – Молдавской Автономной ССР (МАССР) в составе Украины, которая служила бы центром притяжения бывшей российской губернии – Бессарабии.

В Докладной записке о необходимости создания МАССР от 5 февраля 1924 года говорилось:

«Объединенные Приднестровье и Заднестровье (по версии авторов - Бессарабия) служили бы стратегическим клином СССР по отношению и к Балканам, и к Центральной Европе».

Обратим внимание: время создания документа – 1924 год, но уже фигурирует название «Приднестровье». При этом «Заднестровьем» (по-румынски буквально Transnistria) называют Бессарабию. Все потому, что понятие «Заднестровье-Transnistria» относительно и зависит от того, с какой стороны Днестра смотреть: если со стороны Румынии, то это левобережье (что выразилось в соответствующем названии губернаторства во время оккупации Приднестровья в 1941-44 годах), а если с восточной стороны, то «Заднестровье-Transnistria» - это как раз нынешняя Молдова.

Немаловажно также и то, что авторы Докладной записки 1924 года разделяют Приднестровье и Бессарабию («Заднестровье»), лишь предлагая объединить два региона. Это и произошло в 1940 году после вывода румынских войск из Бессарабии и её присоединения к МАССР. В результате была создана новая союзная республика – Молдавская ССР, включавшая в себя разные историко-географические регионы.

Но даже при неукоснительном следовании генеральной линии компартии между двумя берегами Днестра сохранялась отчужденность. Так, родившийся в приднестровском селе Гояны писатель и переводчик Ион Канна, вспоминал, что в 70-е годы в среде кишинёвской интеллигенции было принято делить писателей на «шантистов» (так называли уроженцев Приднестровья) и «румын».

В итоге различия двух регионов проявились, когда компартия стала терять контроль над внутриполитическими процессами в СССР.

Дискриминация

В 1989 году Верховный Совет МССР принял к рассмотрению пакет законопроектов о языке. Они ставили в неравное положение национальности союзной республики (составлявшие 35% населения) по отношению к титульной нации. В Приднестровье, где сохранялся паритет народов и никогда не было преобладания одного этноса, языковые инициативы назвали возмутительными и дискриминационными.

В апреле 1989 года в Рыбнице люди выходят на митинг с требованием гарантировать равноправие и развитие языков всех народов МССР. Затем уже в мае горсовет Тирасполя обращается в ВС МССР с требованием ввести два государственных языка – русский и молдавский.

Но в Кишинёве словно не слышат голосов из Приднестровья. Может, потому, что рядом со зданием ВС МССР воздух сотрясали крики экзальтированных националистов из Народного фронта Молдовы, требующих «на выход всех русских»?

Тогда в городах Приднестровья стала создаваться организационная структура для выражения воли людей – Советы трудовых коллективов. В августе 1989 года они объединяются и запускают самые массовые в СССР забастовки. Десятки тысяч людей собираются в центре Тирасполя, требуя не принимать дискриминирующие законопроекты.

фото: Валерий Кругликов

Но ВС МССР всё еще не слышит. 31 августа законы принимаются.

В ответ в Приднестровье останавливаются практически все предприятия. На митингах люди требуют отменить дискриминационные законы.

фото: Валерий Кругликов

Причем руководство компартии приднестровцев не поддержало. Напротив, из Москвы последовали просьбы прекратить забастовки и положиться на «руководящую руку» партии, которая к этому времени уже онемела и потеряла даже способность указывать перстом, не говоря уже об ударе по столу. Это увидели и в Приднестровье.

Республика как способ защиты

«Хочу сказать, как нас встретили в Москве… Нам было сказано, что в Москве всё знают, но помочь не могут. Это вызвало у нас большое недоумение», - сообщил 13 сентября 1989 года член забастовочного комитета Борис Акулов на сессии горрайсовета Рыбницы и Рыбницкого района. Той самой, когда было принято два исторических решения: оказать гражданское неповиновение дискриминирующим законам и провести референдум по воссозданию республики.

Вспоминает Государственный советник Президента ПМР Анна Волкова:

«К концу забастовки стало ясно, что официальный Кишинёв не собирается отменять принятые законы о языках. Наоборот, за ними последуют новые дискриминационные законы, как это уже случилось в Прибалтике. И тогда приднестровцы вспомнили о том, что когда-то на этих землях уже существовала государственность – МАССР».

Воспоминаниями делится Людмила Коломиец, редактор газеты «Рыбницкий Вестник»:

«13 сентября на сессии был принят призыв оказать гражданское неповиновение законам. Мне выпала честь его озвучивать на сессии, я очень хорошо помню этот момент. Похолодела спина, я понимала, насколько это серьёзное решение. В зале наступила звенящая тишина, и потом он взорвался аплодисментами и лесом поднятых рук. Это говорило о том, что мы не навязывали решение сверху, как это было в Молдове. Мы его выковали на встречах, на забастовках, в беседах с коллективами. Мы просто сформировали волю народа в такое решение».

На той же сентябрьской сессии горрайсовета Рыбницы Анатолий Белитченко, директор Молдавского металлургического завода, высказался по поводу возрождения республики в левобережных районах МССР как средства защиты прав и свобод жителей.

«Надо в кратчайшие сроки провести референдум, установить, чего хочет народ. Предлагаю обратиться в Верховный Совет СССР о создании автономной республики – Приднестровской».

Предложение было поддержано рыбничанами, а сессия решила направить его всем городам и районам Приднестровья. Один из депутатов, В.П. Тихолаз, сообщил, что жители села Белочи предлагали вынести предложение о республике еще в мае 1989-го. Как оказалось, белочане предвидели будущее.

Вот как об этом вспоминал Борис Акулов:

«Идея воссоздания республики Приднестровья, вопреки утверждениям некоторых политологов, зародилась не в Кремле, а в основной массе местных жителей Рыбницы и других левобережных населенных пунктов. Из забастовки трудовые коллективы выходили с намерением бороться за свои права».

На тот момент в Советском Союзе отсутствовал закон о референдуме, однако, согласно Конституции СССР 1977 года, власть в стране принадлежала народу, обладающему правом осуществлять её не только через органы власти, но и непосредственно. В 1988 году, за год до событий в Рыбнице, в основной документ Советского Союза были внесены поправки, в том числе и в 91-ю статью Конституции:

«Важнейшие вопросы общесоюзного, республиканского и местного значения решаются на заседаниях съездов народных депутатов, сессиях верховных советов и местных советов народных депутатов или ставятся ими на референдумы».

Исходя из этого, Рыбницкий горрайсовет разработал положение о референдуме.

Первый опыт референдальной демократии СССР

Референдум, который станет первым в истории СССР, был намечен на 3 декабря. В этот день в 7:00 участковые комиссии приступили к работе. Уже к 11:30 проголосовали 40,3% горожан, внесенных в списки для голосования, а на момент закрытия участков своё мнение высказали 81,8% рыбничан.

Результаты референдума стали неожиданностью даже для тех, кто инициировал референдум и агитировал граждан принять в нём участие.

За придание городу статуса самостоятельной территории на основе равноправного функционирования всех языков проголосовали 91,3%, против - 5%

За целесообразность образования Приднестровской АССР на основе равноправного функционирования всех языков – 91,1% участников референдума, против - 5,5%.

О том, что в Рыбнице прошёл настоящий референдум, констатировала даже «группа товарищей» из ЦК Коммунистической партии Молдавии, члены которой негативно отнеслись к народным инициативам в Приднестровье. Наконец, услышали голос референдума и в Кишинёве. Реакция, правда, была неадекватной: ВС МССР объявил о нарушении закона рыбницким горрайсоветом, а сам референдум объявил недействительным.

«За забастовки, за референдум, за Гагаузскую автономию, за Приднестровскую автономию вы получите сполна. Вас постигнет меч нашей кары», - говорилось в листовках Народного фронта Молдовы.

Пройдет немного времени, и референдум о создании Приднестровья состоится в Тирасполе, затем в селе Рашково, потом во всех населенных пунктах левобережья. Тем временем в Кишинёве объявят создание МССР незаконным актом, примут румынский триколор в качестве флага и заявят о своем суверенитете. В ответ на основании волеизъявления жителей 2 сентября 1990 года II Съезд народных депутатов Приднестровья провозгласит в Тирасполе вторую Приднестровскую республику (ПМССР).

Оставить комментарий