Главврач ковид-госпиталя РКБ: Мы не думали, насколько затянется пандемия, думали, как спасать людей

Главврач ковид-госпиталя РКБ: Мы не думали, насколько затянется пандемия, думали, как спасать людей
Главврач ковид-госпиталя РКБ: Мы не думали, насколько затянется пандемия, думали, как спасать людей

Тирасполь, 21 марта. /Новости Приднестровья/. 21 марта 2020 года в Приднестровье были выявлены первые случаи заражения коронавирусом. Введённые в оперативном порядке режим ЧП, а затем карантинные ограничения позволили сдержать масштабный рост заболеваемости до конца августа, когда республику накрыла вторая волна COVID-19.

Сегодня специалисты говорят о третьей волне: резкий рост заболеваемости после небольшой передышки начался в конце февраля этого года.

О том, как за год изменилось течение болезни, протоколы лечения, а также была ли готова к пандемии приднестровская медицина и как врачи справляются с ситуацией сегодня, в интервью ИА «Новости Приднестровья» рассказала главврач инфекционного госпиталя Республиканской клинической больницы (РКБ) Ирина Марангоз.

- Ирина Ивановна, при выявлении первых случаев заражения COVID-19 в республике у наших врачей было понимание, что это начало пандемии, которая затянется на такой срок? Как Вы считаете, была ли готова приднестровская медицина к такому испытанию?

- Наверное, медицина ни одной страны по-настоящему не готова к новым видам инфекций, потому что никто не знает, каких ресурсов это потребует. На тот момент мы не думали, на какой срок затянется пандемия. Думали о том, как спасать людей, что это за инфекция, как она себя будет вести, как мы физически будем справляться, учитывая, что штат медработников ограничен. Сейчас, когда пандемия затянулась, когда с каждой волной заболевание протекает все тяжелее, у нас, конечно, есть опасения, тревога, хотя мы, врачи, не имеем на неё права.

- Был ли момент, когда врачи почувствовали больше уверенности?

- Более стабильной была ситуация начиная с декабря прошлого года по февраль этого. Отмечалось снижение заболеваемости COVID-19. Пациенты успешно выздоравливали на отработанных схемах лечения, смертность была не такой высокой. Хватало медикаментов. Хорошо работал препарат «Ремдесивир». Было немного спокойнее.

- Как с начала пандемии изменилось течение болезни? С какими формами пациенты поступали год назад и с какими поступают сегодня? Изменились ли симптомы?

- Изменилось всё. В первую волну пациенты были более насторожены. При малейших симптомах шли сдавать тест. Затем в какой-то момент люди подустали от ситуации, паники. Пациенты стали не так бдительны.

В течение года изменилась диагностика. На смену ПЦР-тестированию пришли быстрые тест-системы (результат в течение 15 минут). На данный момент из-за особенностей течения вируса опять вернулись к ПЦР-тестам. Особенность в том, что при появлении первых симптомов в первые 3-5 дней быстрые экспресс-системы не видят вирус. Антиген может быть еще отрицательным, поэтому ПЦР-тестирование дает более четкую картину.

- В Приднестровье есть случаи заражения британским штаммом коронавируса?

- Естественно. Нужно отметить, что у этого штамма есть свои отличия. Он более контагиозный (выше степень заражения). Более молниеносно и в более тяжелой форме протекает. Специфика британского штамма и в том, что при нем не пропадает обоняние. У пациентов выраженная головная боль, ломота в мышцах, высокая температура и очень быстрое прогрессирование поражения легких. Причем до фатальных объемов – 80-90%.

К сожалению, большинство пациентов в последнее время попадают к нам именно с таким объемом поражения. Причем они отмечают, что заболели 3-4 дня назад. Люди не успевают понять, что и как.

Кроме коронавируса, есть и другие вирусные заболевания. Сейчас как раз сезон. Поэтому сейчас все медики насторожены. Любое ОРВИ рассматривают как коронавирус. Даже если это не так, мы прописываем антикоронавирусное лечение, чтобы не запускать болезнь.

- Изменился ли возраст больных? Озвучивается информация, что сейчас стали больше болеть молодые люди и дети.

- Болеют и те, и другие. Молодые не всегда обращаются за медицинской помощью. По совету знакомых принимают те или иные препараты. Схемы лечения сейчас гуляют в Интернете.

- Много ли случаев, когда после такого самолечения к вам попадали пациенты в тяжелом состоянии?

- Такие случаи сплошь и рядом. Многие что-то принимают. Никто не сидит с температурой дома. Вопрос в том, насколько это лечение успешно. Но даже нам, врачам, в стационаре сложно лечить коронавирус. Потому что нынешняя форма не реагирует на схемы лечения, которые работали в первую и вторую волну.  

- Нуждаются ли протоколы лечение, которые сейчас используются, в корректировке?

- Действующие протоколы лечения максимально совершенны для наших условий. Но они тем не менее уже не так эффективны. Мы каждый день изучаем информацию о применении новых препаратов, методов лечения в разных странах.

- Используются ли сегодня в лечении коронавируса антибиотики?

- По новым протоколам мы отошли от лечения антибактериальными препаратами. Присоединяем их только тогда, когда у пациента, к примеру, сахарный диабет, хронический бронхит в стадии обострения, лейкоцитоз в крови. Мы все это контролируем и индивидуально подходим к назначению антибактериальных препаратов.

- Участились ли случаи перевода пациентов с домашнего лечения в стационар?

- Все больше пациентов сегодня хотят лечиться в стационаре. Многие хотят пройти более широкий спектр обследований. Ту же компьютерную томографию. Понятно, что КТ помогает, но не лечит. Да, она помогает выяснить объем пораженной ткани. Но хочу отметить, что не всегда объем поражения легких коррелирует субъективному состоянию пациента. Есть пациенты, у которых при 70-процентном поражении легких нет одышки, температуры, которые прекрасно себя чувствуют и быстро выздоравливают. Есть пациенты, у которых 15% поражения, и они на кислороде. Всё очень индивидуально. Задействуются разные механизмы, не только повреждение легочной ткани, но и сосудистый компонент. И здесь тоже все индивидуально. Кто-то более склонен к тромбоэмболическим осложнениям, кто-то менее.

- В Вашей практике были случаи повторного заражения COVID-19?

- К сожалению, сегодня они встречаются все чаще. Причем перерыв между первым и вторым разом небольшой – один-два месяца.

- Повторные случаи протекают в более тяжелой форме?

- Здесь тоже все индивидуально. В моей практике такой закономерности не было. Кстати, повторно болеют чаще молодые. Потому что, как правило, они переносят болезнь в более легкой форме и у них вырабатывается недостаточное количество иммуноглобулинов, поэтому они заболевают повторно.

- Можно сказать, что в Приднестровье пришла третья волна коронавируса?

- Однозначно. Причем она наступила резко. Мы пришли в стабильный врачебный ритм работы, просто с коронавирусом. Резко возросший поток пациентов нас встревожил. Работы очень много. Мы живем на работе. Поступает много пациентов. Много тяжелых, которым нужно уделить больше времени.

- Какие наиболее эффективные меры профилактики коронавируса Вы можете назвать?

- Все-таки наиболее эффективны маски, дезинфекция, социальная дистанция. Это важно потому, что медикаментозной профилактики коронавируса нет. Она не работает.

Важно поддерживать организм в максимально здоровом состоянии. Это здоровое питание, прогулки на свежем воздухе, здоровый сон, чтобы иммунитет функционировал, как положено. И тогда есть большая вероятность, что заболевание будет протекать в легкой форме, если человек все-таки заболеет.

- Какие методы восстановления Вы бы порекомендовали переболевшим коронавирусом?

- Реабилитация также индивидуальна. Практически у всех переболевших наблюдается выраженный астенический синдром. Пациенты отмечают, что, вернувшись из больницы, они дней десять только и делают, что спят. Любая физическая нагрузка вызывает приступы слабости, иногда даже повышение температуры.

Мы также рекомендуем здоровое питание, богатое жирами, так как легкие хорошо восстанавливаются за счет жирных кислот. Также эффективна дыхательная гимнастика, прием антиоксидантов. Физиопроцедуры не рекомендуются в первый месяц после выздоровления.

Комментарии