«Чистый воздух, обширность земель и обилие припасов». Как Бендеры чуть не стали областной столицей Российской империи

«Чистый воздух, обширность земель и обилие припасов». Как Бендеры чуть не стали областной столицей Российской империи

Тирасполь, 21 января. /Новости Приднестровья/. В XIX веке Бендеры должны были стать столицей Бессарабской области (с 1873 – губерния) Российской империи. Идея принадлежала генерал-лейтенанту Алексею Николаевичу Бахметьеву, наместнику области. 21 января 1817 года он представил рапорт императору Александру I, в котором изложил все преимущества Бендер перед Кишинёвом.

В 1812 году согласно Бухарестскому мирному договору Турция уступила России восточную часть Молдавского княжества – земли между Днестром и Прутом. К России также отошла крепость Бендеры, которой управляла турецкая администрация. Территория получила название –  Бессарабская область, и в 1818 году был издан Устав одноимённого административного образования в составе Российской империи. Его подготовкой занимался Алексей Бахметьев, присланный в Бессарабию в мае 1816 года в качестве наместника.

Одним из пунктов его деятельности было определение административного центра области. Собрав данные, Бахметьев остановил свой выбор на Бендерах.

«Полагая во вся неудобность оставаться Кишинёву областным городом, я избрал для сего другой пункт, и именно форштат при крепости Бендерской. Течение речки Днестра, чистый воздух, обширность земель, собственно казне принадлежащих, равно способны к получению по Днестру жизненных припасов и местных материалов», - писал Бахметьев императору Александру I.

Портрет Алексея Николаевича Бахметьева. Художник Джордж Доу. Военная галерея Зимнего Дворца, Государственный Эрмитаж

Особое внимание наместник уделил крепости, размещённой на излучине крутого берега Днестра, которая должна была стать визитной карточкой будущей столицы.

В то же время, бессарабские помещики и духовенство лоббировали вопрос учреждения областным центром Кишинёва. Дело в том, что в их руках находилась большая часть земли и они рассчитывали обогатиться на продаже участков под строительство столичных зданий и учреждений.

В Бендерах земельные угодия оставалась казённой собственностью, что значительно уменьшало затраты при строительстве инфраструктуры будущей столицы. Это стало дополнительным аргументом Бахметьева, который предостерегал Петербург от излишних затрат.

«Кишинёв расположен вдоль мелководной и вонючей реки Бык и окружён болотистой местностью, неприемлемой для проживания людей. Все земли кишинёвского уезда являются собственностью церкви и помещиков, что приведёт к непомерным затратам при возведении столицы», - писал он. 

Ко всему прочему наместник отмечал негативные стороны Кишинёва в отношении здоровья.

«Город расположен (вдоль мелководной и вонючей реки Бык) в самом вредном для здоровья человеческого положении. Болото и дурной запах, происходящий от реки, сопровождают беспрерывную здесь жизнь удручающе, особенно в осеннее время, лихорадками и вообще воздух означенного города есть неблагоприятствующий», - говорится в рапорте Бахметьева.

Доводы Бахметьева оказались достаточными, чтобы Александр I прислал «комиссию» – «для изучения вопроса на месте».

Однако чиновник из Петербурга дал иное заключение, опять-таки сославшись на финансовую сторону: «Издержки для проведения сего намерения заменят ли соответствующие оными выгодами».

Насколько верным было решение чиновника (которого крупные латифундисты могли и подкупить), говорят постоянные жалобы нынешних жителей Кишинёва на дурной запах и нескончаемые проблемы с городской экологией.

Комментарии