Четыре вопроса без ответов. Будет ли продвижение в переговорах по автономерам?

Четыре вопроса без ответов. Будет ли продвижение в переговорах по автономерам?
Четыре вопроса без ответов. Будет ли продвижение в переговорах по автономерам?

Прошло более трех недель с того момента, как Украина, во многом с подачи молдавских властей, ввела запрет на въезд на свою территорию автомобилей с приднестровскими номерами. Сегодня проблема автомобильных номеров находится в топе молдо-приднестровского переговорного процесса. Политические представители от ПМР и РМ Виталий Игнатьев и Владислав Кульминский встречались по этому поводу трижды. В Тирасполь также приезжали глава Миссии ОБСЕ в Молдове Клаус Нойкирх и специальный представитель Действующего председателя ОБСЕ Томас Майер-Хартинг. И Президент Приднестровья Вадим Красносельский во время своего нынешнего визита в Москву не раз поднимал эту проблему на различных площадках.

Анализируя содержание переговоров по автомобильным номерам, можно сказать, что на повестке дня здесь сегодня оказались четыре вопроса. Первый и, наверное, главный – это предложение Приднестровья о том, чтобы обратиться к Украине с просьбой приостановить введенный с 1 сентября запрет. Это можно было бы сделать на то время, пока Тирасполь и Кишинев не решат всех вопросов, связанных с выдачей нейтральных номеров в пунктах регистрации транспортных средств (ПРТС).

Второй момент – это включение в схему ПРТС грузопассажирского транспорта. Протокольное решение, подписанное 24 апреля 2018 года, напомним, не предусматривало выдачи ему нейтральных номеров. Тогда, три года назад, Приднестровье и Молдова только условились начать переговоры по этому вопросу. В 2019 году Тирасполь направил Кишиневу соответствующие предложения. Однако, как говорится, воз и ныне там. Между тем проблема требует срочного реагирования – после введенного 1 сентября запрета пассажирские и малогабаритные грузовые перевозчики отказались в патовой ситуации. Об этом мы еще скажем ниже.

Третий аспект заключается в том, что по-прежнему нужно найти решение и для приднестровских автомобилей скорой помощи, которые, пусть и не так часто, но транспортируют больных в медицинские центры России и Украины. Наконец, четвертое – это инциденты, связанные с водительскими удостоверениями. Пограничная полиция РМ принципиально запрещает движение автомашин с нейтральными номерами, владельцы которых имеют водительские удостоверения ПМР. С этой проблемой приднестровские автомобилисты сталкивались и в прошлом, и в нынешнем году.

Есть еще вопрос, касающийся возврата приднестровцев домой через территорию Украины. Киев вроде бы разрешил такой транзит до 1 октября. Однако на электронную почту МИД ПМР до сих пор продолжают приходить сообщения о сложностях с пересечением российско-украинской границы. И порой эти ситуации разрешаются довольно долго. Кроме того, есть люди, которые по объективным причинам не успевают до 1 октября вернуться в Приднестровье. Потому логично было бы, если бы этот срок был продлен.

Пока в переговорах по автотранспортной проблеме нет продвижения ни по одному из компонентов. Больше всего здесь удивляет отказ Владислава Кульминского направить совместное обращение к Украине с тем, чтобы Киев приостановил введенный запрет. Возникает вопрос: в конце августа Кишинев вроде как адресовал такую просьбу властям Украины, так почему же вновь не сделать это сейчас уже вместе с Тирасполем? Или на самом деле августовское обращение Молдовы было лишь частью некоей политической игры, а на самом деле в Кишиневе вполне удовлетворены запретом?

«Проблема 1 сентября» досталась в наследство Владиславу Кульминскому от правительства социалистов и тогдашнего вице-премьера по реинтеграции Александра Фленкя, который фактически и создал условия для нынешнего решения властей Украины (и сам Фленкя не отрицает этого в своих последних интервью). Новые молдавские власти как раз могли бы попробовать начать здесь с компромиссов и встречных движений. Но этого пока не происходит, что подталкивает к не очень оптимистичным выводам о будущем всего переговорного процесса.

Что касается самой по себе формы совместного обращения, то, как отмечают наши дипломатические источники, она не стала бы чем-то новым для контактов Кишинева и Тирасполя. Стороны в свое время обращались к ОБСЕ по поводу ремонта моста Гура-Быкулуй – Бычок, а также ПРТС, к России – по поводу демонтажа канатной дороги в Рыбнице, к Правительству Германии – по вопросу о помощи с реконструкцией очистных сооружений в Дубоссарах и Криулянах.

 

КТО И КАК ПОСТРАДАЛ ОТ УКРАИНСКОГО ЗАПРЕТА?

На сегодняшний день уже понятны конкретные масштабы проблемы. С трудностями столкнулись рядовые приднестровские автовладельцы, объективно еще не успевшие получить нейтральные номера. Как рассказал в эфире Радио 1 в середине сентября начальник республиканского регистрационно-экзаменационного отдела управления ГАИ МВД ПМР Александр Тарасов, очередь в ПРТС на сентябрь была закрыта еще 25-27 августа. На тот момент пропускная способность ПРТС в Тирасполе составляла 15-17 автомашин в день, по Рыбнице – 10-12. Сейчас руководством МВД принято решение увеличить число сотрудников в обоих пунктах. Соответственно, их пропускная способность должна вырасти в 1,5-2 раза.

Но это никак не решает полностью проблемы: все равно может потребоваться не менее 7-8 лет, чтобы выдать нейтральные номера всем, кто в них нуждается (и это не считая автомобилей, которые еще будут ввезены в ПМР). Напомним: на сегодняшний день такие номера имеют лишь около 5% приднестровских частных автовладельцев.

Отдельно стоит сказать о тех, кто сейчас временно возвращается в Приднестровье из России и кому необходимо срочно перерегистрировать транспорт, чтобы затем вновь уехать, например на работу в РФ. Растущая очередь в ПРТС не позволяет им решить вопрос в нужные сроки.

По-прежнему есть конкретные случаи, когда нейтральные номера не могут получить граждане России и Украины, постоянно живущие в Приднестровье. Для того чтобы здесь не было необоснованных, в общем-то, отказов, необходимо устранить нестыковки в механизме ПРТС. И учитывая, насколько трудно идут переговоры с Кишиневом, на это тоже нужно время. Сегодня продвижение по этому вопросу – нулевое.

Из-за запрета, введенного властями Украины, в одночасье остановился приднестровский пассажирский транспорт. Как рассказал в интервью ИА «Новости Приднестровья» заместитель председателя Ассоциации транспортников и дорожников ПМР Сергей Марцинко, в итоге на сегодняшний день потеряны были 20 маршрутов в Украину и Россию, 45 автобусов выпали из графика движения, без работы и средств к существованию остались более ста человек. Ситуация затронула в общей сложности 9 приднестровских транспортных компаний. При этом она ударила и по пассажирам, лишившимся быстрого и комфортабельного доступа к передвижению.

10 сентября Ассоциация транспортников и дорожников обратилась по этому поводу к главе Миссии ОБСЕ в Молдове Клаусу Нойкирху.

В подвешенном состоянии оказались также индивидуальные предприниматели, которые используют малогабаритный грузовой транспорт для самостоятельной доставки своих грузов из Украины. Председатель правления Профессионального союза предпринимателей Приднестровья (ПСПП) Анатолий Фрунза забил здесь тревогу еще 5 августа, направив обращения как Клаусу Нойкирху, так и послу Украины в Молдове Марку Шевченко. «От украинского посольства реакции не было, а вот представители Миссии ОБСЕ вышли на меня, и мы обсуждали ситуацию», - отметил глава ПСПП в беседе с ИА «Новости Приднестровья».

По его словам, к внешнеэкономической деятельности в ПМР сегодня имеют отношение около 4,5 тысяч индивидуальных предпринимателей, а если считать вместе с теми, кто у этих предпринимателей работает по найму, то нынешний кризис потенциально затрагивает интересы 10-13 тысяч человек.   

Транспорт есть практически у всех индивидуальных предпринимателей, но если для легковых авто доступ к ПРТС потенциально открыт, то для грузовых – нет, даже если их грузоподъемность и невелика. «Регистрация такого типа транспортных средств в ПРТС на текущий момент невозможна, несмотря на наши многочисленные обращения, в том числе и к Вам лично на площадке Союза аграриев, промышленников и предпринимателей ПМР», - отметил Анатолий Фрунза в письме Клаусу Нойкирху. Глава ПСПП подчеркнул, что «сложившаяся ситуация неизбежно приведет к прекращению деятельности основной массы представителей малого бизнеса, а также нанесет тяжелый удар по тысячам семей, оставшихся без заработка и средств к существованию».

 

НАДЕЖДА НА ПОСРЕДНИКОВ

Приднестровская сторона сегодня настаивает на том, чтобы допуск к международному дорожному движению так или иначе получили около 2 тысяч малогабаритных грузовых автомобилей и порядка 1 тысячи пассажирских автобусов. Как отмечают в МИД ПМР, «нельзя ограничивать возможность для любых автобусов пересекать границу с Украиной». Также идет речь о включении в схему ПРТС 68 автомобилей скорой помощи. В каждом городе и районе Приднестровья должен быть транспорт, способный доставить пациента при необходимости в больницы соседних стран.

Кишинев в свою очередь отвечает, что он не готов обсуждать вопрос с грузопассажирским транспортом и что это «потребует долгих переговоров». На сегодняшней встрече экспертных (рабочих) групп молдавские эксперты и вовсе заявили о том, что у них нет необходимого мандата на диалог по грузопассажирскому транспорту. Отвергаются и предложения по реанимобилям. Что же касается водительских удостоверений и требований Пограничной полиции РМ, то представители Молдовы отрицают эту проблему как таковую.

Многое в этом пока тупиковом положении будет зависеть от объективной позиции посредников. Россия, по словам Президента ПМР Вадима Красносельского, уже подтвердила готовность вмешаться в ситуацию и оказать дипломатическую помощь. Украине, в свою очередь, надо понимать, что доступа в ПРТС, в том числе для регистрации личных автомобилей, из-за неконструктивных подходов Кишинева лишены прежде всего украинские граждане.

Определенной точкой отсчета здесь может стать визит в Кишинев и Тирасполь Действующего председателя ОБСЕ - министра иностранных дел Швеции Анн Линде, запланированный на 6 октября. Ожидания также связаны с ноябрьской встречей участников переговорного формата «5+2». Если в ближайшие недели по автотранспортной проблеме не будет найдено хотя бы частичных решений, то на переговорах в Стокгольме в ноябре она однозначно выйдет на первый план.

Комментарии