Банковская блокада Молдовы в отношении приднестровских предприятий продолжается

Банковская блокада Молдовы в отношении приднестровских предприятий продолжается
Банковская блокада Молдовы в отношении приднестровских предприятий продолжается

Выборочный подход

В январе и марте 2021 года коммерческими банками РМ были закрыты счета двух крупных предприятий из ПМР. Одно из них – Молдавский металлургический завод. Об этом сегодня журналистам рассказал первый заместитель председателя Приднестровского республиканского банка Алексей Мельник.

«Счет был закрыт после 11-летней положительной практики работы предприятия с молдавским банком. После этого с просьбой открыть счет ММЗ обратился ко всем 11 молдавским коммерческим банкам, но везде получил отказ. В частных беседах наши коллеги из Молдовы понимают всю абсурдность ситуации, но в официальных ответах ссылаются на свое жесткое законодательство по борьбе с отмыванием денег», - рассказал Мельник.

По его словам, с теми или иными банковскими ограничениями в нынешнем году в РМ столкнулись 13 приднестровских предприятий. Речь идет об операциях, связанных с пополнением счетов предприятий, а также об операциях, предполагающих в дальнейшем конвертацию молдавских леев в иностранную валюту. Кроме ММЗ, из банковского пространства сегодня полностью исключены «Молдавизолит» и ООО «Тиройл-трейд». Не может открыть счет в Молдове и футбольный клуб «Шериф».

При этом Алексей Мельник обратил внимание на то, что подход молдавских коммерческих банков к приднестровским предприятиям является выборочным – кому-то можно открыть счет и пополнять его, кому-то нет. «Абсурдно звучат и заявления наших партнеров из РМ о том, что они не могут принимать в пользу своих клиентов денежные средства от так называемых нелицензированных приднестровских банков. При этом буквально каждый день каждый молдавский банк готовит платежку в адрес приднестровских резидентов, где указывает реквизиты наших коммерческих банков и их полное наименование. Даже человек, далекий от молдавского законодательства по борьбе с отмыванием денег, увидит здесь противоречие», - отметил первый заместитель ПРБ.

 

С чего всё началось

Алексей Мельник напомнил, что сложности для предприятий из ПМР в коммерческих банках РМ начались в июле-сентябре 2019 года. Тогда был заблокирован ряд операций, а потом и закрыты счета 7 предприятиям со ссылкой на все тот же закон о предупреждении и борьбе с отмыванием денег и финансированием терроризма. Далее ситуация только усугублялась: в январе-феврале 2020 года впервые за всю историю контактов приднестровских и молдавских банков были ограничены операции между резидентами ПМР и РМ. Около 15 приднестровских предприятий не смогли оплатить товары и материалы, заказанные в Молдове.

Одновременно в начале 2020 года при активной позиции Национального банка РМ были заблокированы операции международных платежных систем на территории Приднестровья. В период пандемийных ограничений это обернулось большими проблемами для многих жителей республики.

Банковская блокада стала предметом переговорного процесса между Тирасполем и Кишиневом. Под эгидой ОБСЕ прошли четыре заседания подгрупп по банковским вопросам. Консалтинговая компания «Берлин экономикс» провела несколько семинаров с участием банков Молдовы и приднестровских предприятий.

В феврале 2020 года в Кишиневе состоялся семинар с участием международных экспертов, в том числе и в сфере борьбы с отмыванием денег, и они оценили операционную деятельность приднестровских предприятий как соответствующую нормальной бизнес-практике.

По словам Алексея Мельника, и независимые эксперты, и молдавское банковское сообщество предлагали Нацбанку РМ подготовить и утвердить определенный регламент работы с приднестровскими предприятиями, учитывая специфику их правового положения. С такими предложениями письменно обращался и ПРБ. Однако на сегодняшний день вопрос никак не решен.

 

Чем грозит нынешнее положение

Между тем сложившаяся ситуация может привести к подрыву и даже к разрыву торгово-экономических связей между Приднестровьем и Молдовой. Молдавские коммерческие банки вольно или невольно становятся инструментом этого.

Как пояснил Алексей Мельник, по итогам 2020 года оборот товаров и услуг с РМ достиг для ПМР порядка 393 миллионов долларов. Из них 263 миллиона – экспорт приднестровских товаров и услуг, 130 миллионов – импорт из Молдовы. Внешнеторговое сальдо, таким образом, положительное и за 2020 год составляет 133 миллиона долларов. По результатам 10 месяцев уже нынешнего года эта цифра находится на уровне примерно 85 миллионов долларов.

Все платежи между предприятиями Приднестровья и Молдовы происходят только в молдавских леях, а значит, и положительное сальдо баланса товаров и услуг тоже номинировано в леях.

Если посмотреть на каналы движения денежных средств, то практически все платежи между резидентами ПМР и РМ проходят через так называемый счет расчетно-кассовому центру (РКЦ) Тирасполя, который открыт в Нацбанке РМ. По итогам 2020 года обороты по этому счету оцениваются примерно в 400 миллионов в долларовом эквиваленте.

Еще один способ хождения денежных потоков между берегами Днестра – это открытие прямых счетов приднестровскими предприятиями в коммерческих банках РМ. По состоянию на 1 ноября нынешнего года они есть у 27 предприятий. При этом 6 предприятий фактически этими счетами не пользуются, поскольку на них введены те или иные ограничения со стороны молдавских банков.

По словам первого заместителя председателя ПРБ, для того чтобы использовать леи, которые, торгуя с Молдовой, зарабатывают приднестровские предприятия, существовали два способа. Первый из них – традиционные межбанковские конверсионные операции между банками ПМР и РМ. Такие операции свободно проходили до 2002 года. Сейчас после определенных действий Нацбанка этот канал полностью закрыт.

Второй способ заключается в том, что предприятия из ПМР могут пополнять свои прямые счета, открытые в РМ в леях, конвертировать эти леи в иностранную валюту и оплачивать импортные контракты.

«Такой способ был предложен международными партнерами по урегулированию молдо-приднестровского конфликта еще в 2011 году, когда наши предприятия впервые столкнулись с неплатежами. Тогда Казначейство США ввело определенные ограничения на операции, проводимые приднестровскими банками», - рассказал Алексей Мельник.

Однако сегодня и этот второй способ все более ограничивается.

По словам первого заместителя председателя ПРБ, трудности в нынешних условиях прежде всего могут возникнуть у Молдавской ГРЭС, экспортирующей в Молдову большие объемы электроэнергии. Из-за того, что молдавские леи невозможно будет конвертировать в том числе и в приднестровские рубли, предприятие может столкнуться с проблемами в ведении операционной деятельности – выплатой зарплат, налогов, оплатой за потребленные энергоносители. Из-за этого поставки за леи в какой-то момент окажутся невыгодными, и встанет вопрос: нужно ли их продолжать? «Торговля предполагает эквивалентный обмен», - подчеркнул Алексей Мельник.

Он напомнил, что в 2019 году по приглашению ОБСЕ в Молдове и Приднестровье работала австрийский эксперт по банковской деятельности Ильзе Шустер. Она подготовила отчет с рекомендациями сторонам.

«По имеющейся у нас информации, госпожа Шустер предложила довольно прагматичный подход: использовать наш счет РКЦ Тирасполя в НБМ для конвертирования леев в иностранную валюту в рамках установленных лимитов. Однако, скорее всего, такой механизм не устроил молдавскую сторону, потому отчет, по сути, был снят с обсуждения», - заключил Алексей Мельник.

Комментарии