Андрей Сафонов: Роль МГБ ПМР только возрастает в условиях роста давления на республику

Андрей Сафонов: Роль МГБ ПМР только возрастает в условиях роста давления на республику

16 мая – годовщина создания органов государственной безопасности Приднестровской Молдавской Республики.

Было ясно, что на руинах распавшихся СССР и Советской Молдавии вновь созданным странам придётся заниматься разведкой и контрразведкой для выживания и победы в противостоянии со своими противниками. В Молдове, где унаследовали центральный аппарат КГБ Молдавской ССР и структуры в городах и районах, просто уволили советских патриотов и просто противников национализма и переориентировали органы на работу против Приднестровья и России.

В Приднестровье часть сотрудников бывшего КГБ Молдавской ССР предпочла уйти в сторону от участия в создании органов госбезопасности ПМР. Это было закономерно, так как после падения профессионального чекиста Лаврентия Берии в 1953 году органы целенаправленно заполнялись работниками партийного и комсомольского аппарата. Они были очень часто безынициативными и ждущими по любому поводу указаний сверху, но при этом в своей сфере не отличались большой компетентностью. По сути, КГБ уже с 1987 года перестал исполнять свои обязанности по ликвидации националистических сил, взявших курс на развал Советского Союза. Достаточно вспомнить безнаказанно прошедшие вначале немногочисленные митинги прибалтийских националистов в Таллине, Риге, Вильнюсе; потом нас всех потрясла резня в Сумгаите, Карабахе, Фергане, Баку и других регионах тогда ещё огромной страны.

В 1991 году, когда распался Советский Союз, органы госбезопасности СССР практически перестали существовать как работоспособная структура. Достаточно вспомнить, что КГБ проявил полнейшую пассивность во время кризиса 19-21 августа 1991 года, не предприняв ничего для устранения или изоляции открыто разваливавших Союз группировок Михаила Горбачёва и Бориса Ельцина. Чекисты, словно парализованные, взирали на столь же парализованный аппарат КПСС. В союзных республиках часть сотрудников органов государственной безопасности из числа т. н. «национальных кадров» и вовсе перешла на сторону националистов и работала против сторонников сохранения СССР.

Поэтому Приднестровью не подходили те, кто проиграл свою Родину. С другой стороны, были и такие офицеры, которые, являясь профессионалами, знатоками своей работы, пришли на помощь новорождённому Приднестровскому государству. Они внесли свой вклад в появление будущего Министерства госбезопасности нашей страны. Но во главе наших органов встали люди, не обременённые партийно-советским аппаратным наследием. У них была та самая инициатива и решительность, которых так не хватало некоторым чекистам позднего СССР.

Другой сильной стороной приднестровских чекистов было сотрудничество с первых шагов с российской разведкой и контрразведкой. Тем более что в Приднестровье стояла 14-я общевойсковая советская,  а затем российская армия. Обмен опытом был полезен для тех и других, а результаты не замедлили сказаться. На рубеже мая-июня 1992 года, когда против Приднестровья уже шла агрессия Кишинёва, нашими силовиками была обезврежена террористическая национал-фашистская группа «Бужор», руководимая Илие Илашку. Созданные и направляемые молдавскими оппонентами приднестровских чекистов террористы совершили несколько убийств и диверсий. В 1993 году над ними состоялся открытый судебный процесс, все преступники были изобличены фактами и  получили свои сроки лишения свободы.

Если КГБ СССР в последние десятилетия несколько расслабился, то приднестровскому МГБ приходилось быть всегда начеку, находясь в компактном и боеспособном состоянии. Основным противником министерства была Служба информации и безопасности Молдовы, а через неё – спецслужбы Румынии и некоторые западные разведки.   

Однако внешний враг сумел взять реванш через свою внутреннюю агентуру. С приходом к руководству Приднестровьем Евгения Шевчука (некоторыми экспертами это было названо позднее «майданом без майдана») кишинёвские, румынские и западные кураторы группы политических авантюристов основной свой удар направили на органы государственной безопасности ПМР, чтобы облегчить процесс развала и взятия под контроль всего Приднестровья. Часть кадровых офицеров была уволена, на некоторых были заведены уголовные дела, а другие вынуждены были покинуть страну. На генерала Антюфеева было устроено покушение, причём нет твёрдой уверенности, что тогдашнее высшее руководство ПМР было в стороне от этого. На пост главы КГБ (переименование означало снижение статуса ведомства) был назначен человек, абсолютно не знакомый с чекистской работой и никогда не имевший к ней ни малейшего отношения. Органы безопасности ПМР подверглись фактическому разгрому.

Острота положения того времени доказывается следующим фактом. Приближённые Е. Шевчука в 2012 году начали готовить почву для реабилитации террористов из группы «Бужор» Илие Илашку, одновременно заявляя, будто на защиту народа Приднестровья в 1992 году прибыли уголовные преступники. В СМИ они утверждали, будто дело «Бужор» «сфабриковано полностью», хотя сам Илашку в предыдущие годы подтверждал все совершённые акции, требуя статус военнопленного и объявляя себя «капитаном госбезопасности» Молдовы. За свои «подвиги» в 2010 году он был удостоен со стороны исполняющего обязанности Президента РМ Михая Гимпу ордена, а затем написал письмо министру иностранных дел России Сергею Лаврову, где прямо сказал, что боролся «с оружием в руках».

Но политических авантюристов, случайно оказавшихся на властном Олимпе в Приднестровье, это не интересовало. Как можно сделать вывод, под руководством внешних противников ПМР планировалась своеобразная «перестройка по-приднестровски» в стиле Горбачёва, или же эдакий «ХХ съезд», в ходе которого должны были быть «осуждены беззаконие и произвол», Игорю Смирнову досталась бы пиар-роль Иосифа Сталина, а Владимиру Антюфееву – Николая Ежова или Лаврентия Берии. После чего была бы развёрнута кампания о том, что «созданная на лжи и насилии псевдореспублика не имеет права на существование, как не имел такого права тоталитарный Советский Союз». После этого должна была наступить фаза ликвидации приднестровской государственности и передачи Приднестровья под контроль Кишинёва под соусом «урегулирования многолетнего конфликта». С вытеснением России с берегов Днестра и заменой влияния Москвы на США, ЕС и Румынию.

Но из этого ничего не вышло. Благодаря действиям настоящих приднестровских патриотов, включая чекистов, эти планы были сорваны. Впрочем, это требует отдельного увлекательного описания... А в 2015 и в 2016 годах приднестровский народ на парламентских и президентских выборах сказал своё слово, и разрушение нашего государства было пресечено. Практически сразу же, в конце 2016 года, органам госбезопасности был возвращён прежний статус – Министерства государственной безопасности Приднестровской Молдавской Республики.

Сегодня давление на Приднестровье резко выросло. Противники ПМР хотят, с одной стороны, воспользоваться даже пандемией коронавируса для подчинения республики; с другой – на предстоящих выборах в Верховный и местные советы продвинуть своих агентов влияния в депутатские кресла. Не теряет актуальности и обычная работа разведок противника: сбор, анализ и обработка информации по самым разным областям, вербовка необходимых источников, игра на честолюбии тех, кто считает себя «недооценёнными»…

Коль скоро всё это так, то Приднестровью нужны современные, эффективные, интеллектуальные сотрудники органов госбезопасности, одинаково успешно соблюдающие конституционные права граждан и на корню пресекающие враждебную приднестровцам работу.

Иного пути просто нет.

 

Андрей Сафонов, политолог

Комментарии